assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Category:

Мурасаки из рода Фудзивара и сакральная геометрия поэзии

Обсуждали с собеседником отрывок из дневника Мурасаки Сикибу, придворной дамы японской императрицы, писательницы и поэта 12 века:

«III. Утро того же дня

Выглядываю из комнаты и в конце коридора вижу сад: туман еще не рассеялся и на листьях лежит утренняя роса, но Митинага уже на ногах и велит слугам очистить ручей от сора. Сломив цветок патринии из густых зарослей к югу от моста, он просовывает его мне в окно поверх занавески.

— А где же стихи? — спрашивает он.

Он — прекрасен, а я чувствую себя так неловко — лицо мое заспанно. Пользуясь просьбой, скрываюсь в глубине комнаты — ведь тушечница моя там.

И вот —
Увидела цветок патринии,
И знаю я теперь:
Роса способна обижать.

— О, как быстро! — говорит Митинага с улыбкой и просит тушечницу.


Прозрачная роса
Не может обижать.
Патриния себя окрашивает
Лишь цветом,
Которым пожелает.»


Эта парочка – придворная дама и отец императрицы – великолепна! Они стоят друг друга и прекрасно это понимают. Между Мурасаки и Митинагой постоянно происходят импровизированные поэтические турниры, причем победителя определить невозможно.

Поэтические турниры пришли в Японию из Китая, где были очень распространены при дворах правителей и богатых просвещенных людей. В них существовали негласные правила, которые были известны всем культурным людям того времени. Эти правила, как мы сейчас увидим, соблюдают и Мурасаки с Митинагой.  

Смотрите, что они делают:

Митинага дает поэтический повод – свежесорванный цветок, просунутый в окно.

Мурасаки тут же выдает стихотворение, в котором смущенно сетует на свой заспанный вид. Красоту и свежесть цветка, полного утренней росы, женщина воспринимает как укор собственной внешности по сравнению с идеальным видом Митинаги. Блестящий ответ по представленному поводу - вполне завершен и самодостаточен, но..... по правилам поэтических турниров, он дает повод к продолжению и представляет собой первую силу триады - Утверждение. А в подтексте, конечно, Мурасаки, согласно своей женской природе, «напрашивается на комплимент».

Поэтому Митинага подхватывает:

                        Прозрачная роса
                           Не может обижать.

Утверждению Мурасаки он противопоставляет Отрицание, вторую часть триады. А в подтексте, само собой, он говорит Мурасаки: «Чужая красота не обязательно должна быть укором тебе».

И далее, сам же соединяет первую и вторую части, завершая триаду Примирением:

                       Патриния себя окрашивает
                           Лишь цветом,
                           Которым пожелает.

То есть Митинага говорит: «То, какой ты себе кажешься по сравнению с другими – всего лишь твои внутренние представления о себе. Обижает тебя чужое совершенство (утверждение) или не обижает (отрицание) – все это лишь внутренние субъективные реакции (завершение триады, примирение двух позиций)».

Там дальше в книге Мурасаки есть еще один аналогичный момент, не менее блистательный. Во дворце идет празднование пятидесяти дней со дня рождения наследника императора, и пир переходит в довольно шумную попойку:

«Убоявшись последствий этой пьяной ночи, мы вместе с госпожой Сайсё сочли за благо скрыться сразу же после окончания пира. Но тут сыновья Митинага, а также советник Канэтака в чине тюдзё подняли в восточной галерее ужасный шум. Мы спрятались за помостом, но Митинага отдернул занавески — мы оказались в ловушке. “Каждой — сложить по стихотворению. Сочините — тогда отпущу”, — закричал он.

Преодолевая отвращение и испуг, я повиновалась:

Пять десятков дней прошло.
И как могу я сосчитать
Бесчисленные годы,
Что предстоят
Наследнику на троне?

— Превосходно! — сказал Митинага и, дважды повторив слова, тут же сложил ответ.


Ах, если б я был журавлем
И тысячу лет
Мой длился век —
Тогда я смог бы сосчитать
Года на троне.»

Здесь немного другая ситуация, чем в первом случае, но в стихотворении тоже присутствуют три элемента. Мурасаки, как и в первый раз, дает повод, задавая вопрос: как можно сосчитать годы, предстоящие наследнику на троне?

В ответ Митинага вводит элемент, по видимости совершенно не связанный с первой частью – казалось бы, причем здесь журавль и его век? Но тут он завершает триаду, связывая первую часть со второй третьим элементом – «тогда бы я смог сосчитать года наследника».

И все это – импровизацией, в рифму и красивым стилем. Да еще и со смыслом – наследнику по ходу изящно пожелали тысячу лет на троне.....

Ну что тут скажешь? Великолепный век... Нам трудно поверить, что в средние века законы сакральной геометрии были само собой разумеющейся основой любого искусства – поэзии, живописи, музыки, и даже таких, как икэбана и чайная церемония.

В книге «Кости и плоть дзэн» (которую я очень рекомендую всем любителям обучающих историй и познанию в обход слов) есть история номер 88, которая называется «Как писать китайские стихи»:

«Знаменитого японского поэта спросили, как написать китайское стихотворение. Он объяснил так: - Обычно китайское стихотворение состоит из четырех строк. В первой находится начальная фраза, во второй – ее продолжение, третья переходит от старого предмета к новому, а четвертая соединяет вместе три первые строки. Вот как это видно на примере известной японской песни:

Есть дочери в Киото у торговца шелком;

Лет двадцать старшей, младшей – восемнадцать.

Мечом способен зарубить солдат.

А девы эти – взглядом убивают»

(стр.94)

Само собой, в суфийской поэзии соблюдались подобные правила и законы. Иногда их трудно сохранить при переводе, но отыскать примеры можно.

В народных песнях (в том числе и русских) тоже можно найти немало примеров такого же построения, причем основанных не только на триаде, но и на семеричности. Хорошие поэты нередко подсознательно используют законы сакральной геометрии, даже не отдавая себе в этом отчет. Вот предлагаю собеседникам, если будет интерес, обращать внимание по ходу жизни, и если что-то найдется подобное, здесь привести. Думаю, процесс может быть неплохим упражнением на восприятие.

Tags: Закон Трех, сакральная геометрия
Subscribe

  • СУФИЙСКИЙ «ХРАМ СНА»

    В книге «Люди тайны», написанной под псевдонимом Эрнест Скотт и в свое время вышедшей в издательстве Идриса Шаха…

  • СУФИИ И ТОЛКОВАНИЕ СНОВИДЕНИЙ: ЧАСТЬ 2

    Верьте снам. В них - тайная дверь в вечность. (Халил Джебран) Суфии читают умы, которые не в силах прочесть себя сами. (Бахауддин Накшбанд)…

  • СУФИИ И ТОЛКОВАНИЕ СНОВИДЕНИЙ: ЧАСТЬ 1

    ...В каждом из нас живет мудрое древнее око, проникающее в прошлое, будущее и скрытое. Оно пробуждается, когда закрыты оба обычных глаза.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments