June 18th, 2015

Зазор для благодати: о грешниках

Один из моих любимых фильмов из недавно снятых - «Остров» Павла Лунгина с Петром Мамоновым. Мамонова я помню еще со «Звуков Му» по неподдельной искренности, хотя и ёрнической. Ну, что тут поделаешь — шутовство и скоморошество, видимо, глубоко засело в национальном характере. По-моему, идеальный актер для такой роли. Фильму способствовал какой-то удивительно сильный для нынешнего российского времени канал благодати, несмотря на то, что он был официально благословлен церковными чинами. Да, несмотря на.

Герой Мамонова был грешником. Он во время войны убил человека (или думал, что убил, потому что в конце оказалось, что человек-то выжил....но это неважно). Причем пошел на убийство из трусости — не просто убил, но еще и предал. Всю оставшуюся жизнь «убийца» провел в северном ските, раскаивался и просил Бога его помиловать. В конце своей жизни он проявлял все признаки, в нашем представлении сопутствующие «святости».

Почему?


Кадр из фильма «Остров»

Конечно же, одному Богу ведомо, почему. Но можно задуматься вот о чем. Человек, искренне раскаивающийся и знающий, что он грешник, себя «принижает», как бы освобождая место, «зазор» для Божьей помощи. Где-то в предыдущих обсуждениях я назвала этот феномен «увеличением разности потенциалов». Разность потенциалов создает течение тока. В данном случае, благодати Божьей.

Человек, который считает себя праведником, фактически говорит: «Я уже прибыл» — «зазор» для Божьей помощи закрыт! Разности потенциалов нет, ток не идет. Такая ситуация тоже в фильме показана через пару других монахов, которые, однако, чувствовали, что что-то с ними не так.

Может быть, поэтому при «освящении» халата-хирки дервишa суфийский Учитель делает в нем небольшую прореху на видном месте? Зазор оставляет, чтобы дервиш помнил, что никто не свят, лишь Бог один... и чтобы благодати было куда приткнуться :)