September 15th, 2015

БЕЗ КНУТА И ПРЯНИКА... и другие особенности суфийского обучения

Продолжаем плодоносную тему ошибок и неправильных подходов к обучению в суфийских группах (которую я развиваю с никогда не угасающей надеждой на то, что есть люди, способные учиться на чужих - в данном случае и моих - ошибках).

Так получилось, что мне нередко приходилось общаться с людьми, которые интересуются суфийской работой, но имеют представление о ней главным образом по книгам, и у них бывают совершенно разные идеи (иногда совершенно фантастические) о том, какие именно приключения и испытания их могут ожидать. Общий знаменатель ожиданий - их драматизм, с трагическим оттенком или романтически-приключенческим ореолом, неважно.

А получается так, что ожидающий драматических испытаний искатель попадает в условия, где почти отсутствует внешнее стимулирование. Все очень буднично, ничего не происходит. Читают тексты, обсуждают (или не обсуждают), снова читают, снова обсуждают. Искатель, готовый к испытанием огнем, водой и медными трубами, зачастую проваливает испытание скукой. Люди выдерживают унижение эго, конфликты, трудности и лишения, но когда их ставят в условия отсутствия внешних стимулов, отпадают от работы целыми группами.

Как писал Шах в "Размышлениях", "люди, привыкшие к стимуляции грубыми воздействиями часто чувствуют себя странно, находясь в поле влияния часто более ценных, но, как правило, более тонких воздействий. Они склонны избегать контакта с такими воздействиями, называя их "банальными" или "неинтересными".
Необходимо отслеживать чувство антиклимакса (крайней точки фрустрации).
Оно часто бывает вызвано желательным разочарованием нежелательных ожиданий.
Вы не можете быть уверены в том, что будете способны определить, какое именно ожидание было неправильным, или даже предпосылки, которые вас заставили реагировать таким образом. Но вы можете наблюдать подобную реакцию в себе".


Мне очень долго был непонятен смысл этого отрывка. Что такое антиклимакс? Зачем его нужно отслеживать? Только спустя много месяцев я поняла, что имел в виду Шах. Когда нечто в нас, жаждущее грубых стимулов (развлечений и увлечений) и живущее ими, доводится до предела фрустрации их полным отсутствием, оно на какое-то время выпадает в осадок, и перестает заслонять нашей сущности солнце более тонких влияний. 

Но, как показывает опыт, ряды учеников сильно редеют, даже не дойдя до этапа антиклимакса...

Еще один момент, связанный со стимулами.

Наш ум существует в двойственности. Он живет противостоянием, ему нужны "да" и "нет", ночь и день, кнут и пряник. Если рассудок их не видит, он их достраивает сам! А мы даже не замечаем, как это происходит. Поэтому на определенных этапах суфийское обучение ставит ум в тупик. Ни кнута, ни пряника. Никто ни к чему не принуждает, не наказывает и не поощряет. Учитель, например, может не делать высказываний, которые квалифицируют ваши действия с какой-то из сторон. Вы обнаруживаете, что оказывается, готовы принять критику, а вот принять высказывания, в которых вас не поощряют и не осуждают, не можете!

Это сильно сбивает с толку. Это может также сильно деморализовать, поскольку всей существующей системой мы натренированы ожидать принятия или порицания.


Насреддин и ослики. Работа Стефана Турка

С другой стороны, вы можете заметить, что все-таки существует нечто, что изнутри мотивирует вас действовать и работать — независимо от жажды одобрения или страха порицания. Существует также нечто внутри, что квалифицирует ваши действия как верные или неверные.

Собственно, этот внутренний компас и есть предмет нашего поиска. Учитель нужен для того, чтобы активизировать его в ученике.

Неоправданно ожидать, что если кто-то не способен создать в себе внутреннюю мотивацию, это сделает за него кто-то извне - группа или Учитель. Хотя условия для обучения создаются суфийской средой, за волосы из болота, как барон Мюнхгаузен, как ни парадоксально, можешь вытянуть себя только ты сам, и никто другой.