assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Categories:

СТАРЫЙ НЕГОДЯЙ

Мои мысли – НЕ мои мысли...
(индуистская мантра-напоминание)


«Старым Негодяем» суфии называют внедренные в нас извне особенности мышления, удерживающие нас в тюрьме, откуда мы не можем убежать, поскольку даже не осознаем факт своего заключения. Все многообразие изощренных методов, при помощи которых Старый Негодяй держит в слепом подчинении вверенные ему души, перечислено в дервишеской истории 13-го века «Легенда о Насреддине» из сборника «Мыслители Востока» Идриса Шаха.

В другой своей книге «Знать как знать» Шах пишет:

Каждое человеческое существо живет в тюрьме. Тюрьма — это он сам; и одновременно — он сам себе тюремщик.



Поскольку тюремщик является и заключенным, и тюрьмой, не удивительно, что так мало случается побегов и так редко удается кого-то освободить.

Процесс, в результате которого заключенный переплетается со своим пленом, более того — со своим тюремщиком, столь эффективен, что само размышление об этой проблеме кажется абсурдом.



Тюремщик - часть нас самих, и это самая надежная защита, о которой он только мог мечтать.

В этой связи вспоминается история о дервише, в которой ему приснился дьявол. Дервиш в праведном гневе схватил дьявола за бороду, сильно дернул....и тут же проснулся от собственного крика, обнаружив, что тянет за бороду самого себя....

Люди не воспринимают присутствие в себе Старого Негодяя вплоть до момента, когда оказываются на смертном одре. Тогда, в озарении Истины, они видят подлинное положение вещей. Шваллер де Любич, египтолог, исследователь сакральной геометрии и древних семиотических систем, в минуты перехода на другую сторону, сказал следующие слова, записанные его женой:



«Вот этот, стоящий там, превратил мою жизнь в нечто ужасное. Теперь я вижу его игру… я никогда не думал, что он настолько силен!.. Я всегда знал, что он и есть преграда, но я был не в состоянии распознать его трюки, те формы, которые он принимал, чтобы сбить меня с пути… Это он, понимаешь, он, ментальное существо, создающее страх… и сомнение… и все наши опасения...»



*****

Методы Старого Негодяя символизируются в дервишеских историях при помощи различных образов. Один из таких образов – страшный исполин в истории «Великан-людоед и суфий» из сборника Идриса Шаха «Сказки дервишей»:

Один странствующий суфийский мастер, пересекая высокие горы, где никогда не ступала нога человека, повстречался с людоедом исполинских размеров.
- Я тебя съем, - сказал великан суфию. Но суфий на это ответил:
- Прекрасно, съешь меня, если сможешь, но должен тебя предупредить, что я тебя одолею, ибо я бесконечно могущественней, чем ты думаешь.
- Вздор, - взревело чудовище, - ты всего лишь суфийский мастер, погруженный в духовные науки. Ты не сможешь одолеть меня потому, что я полагаюсь на свою грубую силу и я в тридцать раз больше тебя.
- Что ж, давай померяемся силами, - предложил суфий, - возьми этот камень и сложи его так, чтобы из него потекла вода.
С этими словами он протянул великану обломок скалы. Великан изо всей силы сдавил камень, но воду из него выдавить не смог.
- Это невозможно, - сказал он, - потому что в этом камне нет воды. Попробуй-ка сам.
К тому времени над землей сгустились сумерки, и мастер, воспользовавшись темнотой, незаметно достал из кармана яйцо и вместе с камнем сжал его в кулаке прямо над ладонью людоеда. Почувствовав текущую на ладонь жидкость, великан был изумлен: людей часто изумляют вещи, которым они не могут дать объяснения, и к таким вещам они начинают относиться с гораздо большим почтением, чем того требуют их собственные интересы.




- Я должен обдумать это, - сказал великан. - Пойдем, переночуешь сегодняшнюю ночь в моей пещере.
Великан привел суфия в огромную пещеру, напоминавшую пещеру Алладина обилием всякого рода вещей - всем, что осталось от несметного количества жертв прожорливого гиганта.
- Ложись возле меня и спи, - сказал людоед, - а утром мы продолжим наше состязание.
Затем он улегся и тут же заснул.
Почувствовав что-то неладное, мастер тихо поднялся, соорудил из тряпок, валявшихся на полу, подобие спящего человека, а сам устроился поодаль на безопасном месте.
Только он прилег, проснулся людоед. Схватив огромную дубину, с дерево величиной, он изо всех сил семь раз ударил по пустому ложу, затем снова улегся и уснул. Мастер вернулся на свою постель и сонным голосом позвал людоеда:
- Эй, людоед! В твоей пещере удобно, но меня только что семь раз укусил какой-то комар. Ты должен что-нибудь с ним сделать.
Эти слова так потрясли и испугали великана, что он не решился больше напасть на суфия. Ведь, если человека семь раз ударили изо всех сил дубиной величиной с дерево, то он...
Утром людоед кинул под ноги суфию целую бычью шкуру и сказал:
- Принеси воды, надо заварить к завтраку чая.
Вместо того, чтобы взять шкуру (которую он вряд ли сумел бы поднять), мастер направился к ручью, протекавшему поблизости, и стал рыть от него небольшую канавку в направлении пещеры.
Между тем жажда так одолела людоеда, что, не в силах больше ждать, он крикнул суфию:
- Почему ты не несешь воду?
- Терпение, мой друг, я сейчас подведу ключевую воду прямо к твоей пещере, чтобы тебе не пришлось больше таскаться с этой бычьей шкурой.
Но людоед не мог больше терпеть. Схватив шкуру, он в несколько прыжков оказался у источника и набрал воды сам. Когда чай был готов, и людоед утолил жажду огромным количеством воды, ум его несколько прояснился, и он сказал суфию:
- Если ты и впрямь сильный, как ты мне показал, то почему же тогда ты не смог прорыть канал быстрее и рыл его в час по чайной ложке?
- Потому, - ответил мастер, - что никакое дело не может быть сделано должным образом без минимальной затраты усилий. Определенные усилия требуются для всего. Вот и я затратил минимум усилий, необходимый для рытья канала. К тому же я знаю, что ты - существо настолько привязанное к своим привычкам, что все равно всегда будешь пользоваться бычьей шкурой.
Эту историю можно часто слышать в чайханах Центральной Азии. Она очень напоминает европейские народные сказки средних веков.
Настоящий вариант ее взят из Маджла - дервишской коллекции, впервые записанной Никаяти в ХI
столетии, как сообщается в конце минускрипта. Но в том виде, в каком история приводится здесь, она датируется XVII веком.

Эта история, по-видимому, послужившая прототипом всем известной сказки братьев Гримм о храбром портняжке, косвенно описывает методы, при помощи которых ученик может, подобно суфийскому Мастеру, обойти сети, расставленные Старым Негодяем:

- Людоед силен и опасен, но предсказуем до деталей, поскольку действует по стандартному алгоритму.



- Изучив алгоритм (привычки и шаблоны мышления) людоеда, можно предугадать его следующие шаги и опередить на несколько этапов.

- Зная алгоритм, можно действовать в его обход.



- Кроме того, можно также совершить подмену алгоритма своим собственным. Людоед, скорее всего, не заметит подмены.



- Наконец, можно сознательно использовать алгоритм людоеда, увязывая его с собственными целями.

Какую бы область человеческой деятельности мы ни затронули – Старый Негодяй уже придумал способ, как использовать ее для своих целей. Наука, литература, образование и даже искусство – на всем этом запечатлено невидимое клеймо его методов. Это звучит пессимистично, однако суфии изобрели целый ряд инструментов, при помощи которых можно передавать Знание людям, не попадая при этом в сети, повсеместно расставленные Старым Негодяем.

Многие из таких инструментов – настоящая обманка для Старого Негодяя, поскольку они мимикрируют под совершенно обычные вещи – например, шутки и анекдоты.  Эти инструменты, действуя подобно лазутчикам, благодаря своей исключительно тонкой природе, проникают сквозь решетки тюрьмы, выстроенные Старым Негодяем в нашем сознании и постепенно разрушают тюремную камеру (шаблоны мышления) изнутри.

Мало того – эти инструменты являются носителем суфийской бараки – субстанции или энергии, обладающей поистине трансформирующими свойствами. Барака – ключ, без шума и разрушений, быстро и эффективно открывающий замки тюремных камер. Как писал Хафиз:

Человечек-муравей
Строит клетки для людей,
Но, склонившись под Луной,
Чтоб не сбить ее главой,
В поздний час, в тиши ночной
Человек идет святой.
В клетки узников-буянов
Ключ бросает золотой...

Героями шуток, анекдотов и сказок являются суфийские архетипические персонажи, такие как Латиф-вор или Алим-вор, Маруф-башмачник или Мулла Насреддин - особенно последний, который, несомненно, заслуживает отдельного внимания.

...Согласно легенде дервишей, Хуссейн, внук Пророка Мухаммеда, обошел весь мир в поисках учителя, который должен был передать его послание через поколения. Хуссейн был уже почти на грани отчаяния, как вдруг услышал какой-то шум...

Старый Негодяй отчитывал одного из своих учеников за его шутки. "Насреддин! - ревел Негодяй, - за твое непочтительное отношение я обрекаю тебя на всеобщее осмеяние. Впредь, если будет рассказана хоть одна из твоих бессмысленных историй, необходимо будет в определенной последовательности прослушать еще шесть других и только тогда твоя нелепость станет очевидной".
Считается, что мистический эффект семи насреддиновских историй, изученных в определенной последовательности, столь велик, что его достаточно для подготовки к озарению изучающего.
Хуссейн, подслушавший этот разговор, понял, что в каждой ситуации заключаются средства противодействия ей, и что имен, но таким способом все зло Старого Негодяя можно будет представить в его истинном свете. Он решил сохранить истину с помощью Насреддина.
Хуссейн явился к Насреддину во сне и передал ему часть своей бараки, суфийской силы, которая помогает проникать в истинную суть вещей. С тех пор все рассказы о Насреддине стали произведениями "независимого" искусства. К ним можно было относиться как к шуткам, но они обладали и метафизическим смыслом; они были бесконечно сложными и имели отношение к природе завершенности и совершенства, исчезнувших из сознания людей вследствие развращающей деятельности Старого Негодяя.
Если рассматривать бараку с обычной точки зрения, у нее можно обнаружить много "магических" свойств, но в действительности барака - это единство -и энергия, а также субстанция объективной реальности. Одним из свойств ее является то, что человек, наделенный ею, или любая вещь, содержащая бараку, сохраняют ее независимо от степени воздействия на них людей неразвитых. Отсюда следует, что даже простое повторение насреддиновских шуток приносит с собой определенное количество бараки; размышление над ними это количество увеличивает. С помощью этого метода учение Насреддина, пошедшее от Хуссейна, было навеки выражено так, что его уже невозможно было полностью извратить. Подобно тому, как вода в любом виде сохраняет свою сущность воды, в насреддиновских историях сохраняется некий постоянный минимум, который отвечает на призыв и может увеличиваться, если ему уделять внимание. Этим минимумом является истина, через которую лежит путь к реальному сознанию. (И.Шах.Тонкости Муллы Насреддина. «Суфии»)

Tags: Идрис Шах, Ходжа Насреддин, суфийские сказки
Subscribe

Posts from This Journal “Ходжа Насреддин” Tag

  • ЧЕЛОВЕК-ГРАММОФОН

    Один из лучших учеников Г.И.Гурджиева, Борис Муравьев, в своей книге «Гнозис» писал: «В понимании нынешней эпохи формирование…

  • БУХАРА-И-ШАРИФ, «БЛАГОРОДНАЯ БУХАРА»

    Так с почтением называют Бухару, отдавая дань ее уникальной роли в духовной жизни народов Средней Азии (и не только). Как утверждал Георгий Гурджиев,…

  • Дервиши Маламати и "путь упрека"

    Маламати - это особое сообщество или орден дервишей, члены которого известны своим специфическим поведением, вызывающим негативные эмоции и осуждение…

  • ЛАЗУТЧИК (КАК РАБОТАЮТ КНИГИ ШАХА)

    Есть такие компьютерные программы-лазутчики, распростряняемые, как правило, по сетям. Внедряясь в систему (иногда под видом нейтральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments