?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Формы, которые принимают Школы Традиции, так же разнообразны и изменчивы, как и сама жизнь. Некоторые из таких форм вообще не похожи на школы в строгом смысле слова. С одним видом мы уже немного познакомились, когда говорили об алхимии и Мастерах Ars Magna - Великого Делания. С другим видом столкнулись, когда рассматривали вопрос о странствующих сказочниках, уличных артистах и скоморохах. Третью форму – рыцарские ордены – мы упоминали, говоря о тамплиерах и суфийском ордене Бекташи. В данном материале речь пойдет о еще одном (и, конечно, далеко не последнем) виде Школ – тех, что были связаны с Мастерами-Cтроителями, воплощающими Magisterium Arcanum – Тайное Искусство - в камне готических соборов.


БРАТСТВА СТРОИТЕЛЕЙ

Появление готического стиля традиционно связывается с именем святого Бернара из Клерво, основателя монашеского ордена цистерцианцев. Об этом пишет Луи Шарпантье в «Тайнах Шартрского собора» (Louis Charpentier, The Mysteries of Chartres Cathedral, Avon Books, New York, 1975). Именно Св. Бернар благословил девять неизвестных рыцарей на поиски тайного знания, которое, согласно легенде, было связано с руинами Храма Соломона в Иерусалиме. (Слово «Храм» - «Тампль», указывающее на Храм Соломона, впоследствии дало название ордену тамплиеров, основу которого заложили девять рыцарей Св.Бернара). За время своего десятилетнего похода рыцарям, по-видимому, удалось установить контакт с людьми Знания на Востоке. Когда в 1128 году они вернулись во Францию, там распространились слухи, что рыцари нашли то ли Ковчег Завета, то ли некие Таблицы, содержащие Божественные законы, которые управляют числами, весами и мерами.

Были ли эти знания принесены с Востока в виде артефактов, либо просто получены рыцарями-тамплиерами от людей Традиции и переданы монахам-цистерцианцам (что более вероятно), либо, наконец, к ним приложил руку сам Св.Бернар – мы уже вряд ли когда-либо узнаем наверняка. Так или иначе, первые образцы готической архитектуры, воплотившие данное знание, начали закладываться через несколько лет после возвращения тамплиеров из Иерусалима. Эти первые готические храмы были возведены братством строителей, которые называли себя «Соратниками Долга и Свободы».

Здесь, пожалуй, стоит обратить внимание на один интересный факт.

В нашем представлении великие соборы строились по решению местных религиозных или светских властей. На самом же деле все происходило совсем по-другому. Некое сообщество Мастеров-Строителей, все члены которого были связаны между собой и образовывали подобие сети, решало, исходя из одних им известных соображений, где и когда будет построен следующий важный объект. (Те, кто знаком с принципами, по которым это делается Традицией в настоящее время, хорошо понимают, почему это было так).

Именно таким образом произошло при строительстве Шартрского собора, одного из наиболее важных объектов Традиции в Европе того времени. Когда в Шартре сгорел старый собор романского стиля, к местному епископу пришли неизвестные, показали ему проект нового собора и предложили свои услуги по организации постройки. Поскольку у самого епископа не было ни знаний, ни возможностей осуществить такой большой и сложный проект, он с радостью согласился на предложение неизвестного Мастера-Архитектора.

Когда собор был закончен, он часто получал имя своего светского или церковного спонсора, а имена его строителей так и оставались неизвестными. Они, впрочем, и не стремились к славе и известности. Скорее, наоборот.

(И тем не менее, именно о них, неизвестных строителях, думаешь, когда посещаешь эти удивительные места силы. Не о тех, кто был спонсором постройки, и не о тех, кто там похоронен, и даже не о тех, кто проводил там священнодействия, а о тех, кто создал, собрал их по камешку, вложил в них Любовь и Знание. Я всегда чувствую там их Присутствие, и они как братья для меня).

Омар Али-Шах в книге «Суфийская Традиция на Западе» писал:

«Как вы можете представить, во время раннего периода контакта Традиции с Западом религиозные, политические и социальные предрассудки были так сильны, что представлялось невозможным, скажем, в 11-м веке придти в какое-то место, специально избранное для постройки [теккии], и обратиться к местному епископу или землевладельцу: «Приветствую вас, я тут хочу построить теккию».

«Приветствую», конечно же, говорили, но в целом не употребляли слово «теккия», которое все равно было никому не известным. Вместо этого могло быть сказано нечто вроде: «У меня есть великолепная идея, которая принесет вам славу и репутацию в веках. Мы построим замок со сводчатыми потолками, куда вы сможете приглашать людей, и они будут всячески вас прославлять».

На что обычно давался ответ: «Какая замечательная и поистине гуманитарная идея!» И, как нельзя кстати, в начале 11-го века под рукой оказывалось некое странствующее сообщество плотников, каменщиков и строителей, которые готовы были приняться за работу прямо сейчас, да еще, к счастью и к великому совпадению, за довольно низкую плату. Из таких странствующих сообществ мастеров в дальнейшем выросли братства плотников, строителей и т.д.

После того как епископ или местный лорд одобряли план, все эти люди прибывали, строили свои маленькие домики вокруг места строительства, работали на возведении собора или замка, и, когда работа была завершена, двигались дальше. В результате после них оставался собор, замок или другое здание, а также основа для небольшого города вокруг них.»

(глава «Теккии и техники», стр.79)

О быте и устройстве жизни таких странствующих сообществ строителей живо и подробно описано в повести Н.Лескова «Запечатленный ангел». Правда, Лесков писал о совсем небольшой артели строителей, но представление об их образе жизни, взаимоотношениях и атмосфере такого сообщества вполне можно получить из его повести.

На проектах строительства средневековых соборов со всей страны (или даже Европы) собиралось огромное количество разных специалистов: высшие каменщики (архитекторы), просто каменщики (строительные рабочие, укладывающие камень и резчики по камню), плотники, кузнецы, стекольщики. Кроме того, привлекалось много обслуживающего персонала - повара, пекари, слуги по дому. Некоторые виды персонала были временными, потому что строительство велось обычно с начала весны и прекращалось с началом зимы. Часть людей жила при монастырях, если была такая возможность, часть строили собственное жилье.

Руководили всеми работами Мастера из братства. Следует различать строительные братства и гильдии ремесленников. Последние объединяли подмастерьев, то есть рабочих, умеющих класть камень. Братства (позже, с эпохи Возрождения их стали называть ложами) объединяли тех, кого сейчас называют генподрядчиком. Число их членов было небольшим, туда входили только специалисты высшего класса – архитекторы, скульпторы. Спонсор строительства имел дело только с  генподрядчиком, а последний уже занимался тем, что сейчас называют модным словом аутсорсинг: заключал договоры с субподрядчиками – гильдиями каменщиков, плотников и т.д.

(На Западе до сих пор генерального подрядчика на строительстве называют Master Builder – Мастер-Строитель. Эта традиция идет из средних веков….)

Есть известная притча: на постройке собора у разных людей спросили, что они делают. Один сказал: «Я мешаю раствор», второй: «Я прибиваю доски», третий: «Я кладу камень», и только один ответил: «Я строю Собор». Мастер-Строитель – только последний.

О том, какими знаниями должен был обладать Мастер-Строитель, пойдет речь дальше.

MAGISTERIUM ARCANUM

«Да не войдет сюда ни один невежественный в геометрии»

(надпись, высеченная на входе в Академию Платона)


«Геометрия предшествовала Творению. Она столь же вечна, что и Божественный разум. Геометрия дала Богу модель Творения»

Иоганн Кеплер

Нужно понимать, что вплоть до нового времени отрасли знания под названием «архитектура» не существовало. Основной наукой, которой владел Мастер-Строитель, была сакральная геометрия.

Нужно также понимать, что геометрия, которой мы обучались в школе, очень отличается от сакральной геометрии, передаваемой средневековыми Мастерами своим ученикам. Нам очень трудно это принять, но их геометрия не требовала ни арифметических, ни алгебраических вычислений. В ней не использовалось ни одного уравнения, не требовалось ни доказательств, ни нахождения неизвестных величин.

Сакральная геометрия отражала процесс создания Матрицы тварного мира, все многообразие которой построено Богом - Великим Архитектором с помощью всего двух базовых «ключей» – окружности и прямой линии. Если вам когда-либо доведется изучать сакральную геометрию на практике, то первым делом вам скажут, что прямая линия является выражением мужского аспекта Верховного Существа, а окружность – женского.

На приведенной ниже, любопытной во многих отношениях, иллюстрации из средневекового алхимического манускрипта Меркурий-Андрогин, объединяющий мужское и женское начала, держит в одной руке циркуль (символ окружности), в другой – угольник (символ прямой линии). Квадрат (4) и треугольник (3), помимо своей алхимической сути, символизируют также два базовых принципа дизайна, использовавшихся архитекторами Традиции: «от квадрата» - Ad Quadratum и «от треугольника» - Ad Triangulum (ну так-то, если подумать, надо же с чего-то начинать? С чего-то самого базового - от треугольника, от квадрата, от печки...) К этим принципам мы вернемся чуть позже.

А теперь еще одно любопытное и очень схожее изображение, найденное в местах, очень далеких от Европы - в одном из захоронений 7-го века, в китайской провинции Синьцзян. На нем изображены первопредок и просветитель китайской нации Фу-си и богиня Нюй-ва, верховная праматерь людей. В руке Нюй-ва держит циркуль, а Фу-си – угольник! Кстати, от названия циркуля – гуй и угольника - цзюй произошло слово гуйцзюй, которое в настоящее время употребляется в значении «правило, стандарт, матрица».

...Но вернемся в средневековую Европу. Мастера-Строители не вели никаких записей, а все чертежи по окончании работ уничтожались (верхний слой пергамента чертежа просто соскребали ножом). Поэтому ни одного чертежа того времени не сохранилось. Некоторые исследователи считают, что главной причиной отсутствия записей была строжайшая секретность, которая окружала школы строителей. Для этого есть основания: Тайное Искусство оберегалось от профанов под страхом смерти. С другой стороны, читать записи могло быть просто некому - грамотность среди учеников не была частым явлением. (Впрочем, редко встречалась она и среди прочего населения - в средние века неграмотными были порой даже короли.) Так или иначе, обучение было устным, а то и вообще без слов - достаточно было простого наблюдения за действиями Мастера.

От учеников не требовалось знания ни математики, ни тригонометрии. Ни бумага в клетку, ни линейки с делениями, ни транспортиры для измерения углов средневековым строителям были не нужны (все это появилось гораздо позже, с эпохи Возрождения). Им необходимы были всего две вещи, о которых говорилось выше – циркуль и угольник. Так было заведено от основоположника геометрии Евклида, который считал, что подлинную логику сакральной геометрии могут обеспечить только два эти инструмента. Чисто технически, средневековая геометрия не была трудна для воспроизведения, при условии, что ученик был внимателен и аккуратен.

Изображение архитектора с циркулем и угольником

На гравюре «Меланхолия» Альбрехта Дюрера (который был одним из Посвященных), изображен, как некоторые полагают, апостол Фома - покровитель братств Строителей.

В руке Святой Фома держит циркуль, у его ног лежит, среди прочих инструментов, линейка. Многие из загадочных предметов на этой гравюре имеют отношение к Божественным мерам и весам, которые использовались Строителями. Все это - подсказки для будущих поколений исследователей...

(Апостолу Фоме, покровителю Строителей, также был посвящен основной «дом силы» шотландских тамплиеров – небольшая церковь Рослин недалеко от Эдинбурга).

Процесс дизайна сакральных зданий подчинялся ряду строгих правил, основы которых заложил сам Евклид в своих Постулатах. Правил было семь. Считалось, что используя эти правила, архитектор воспроизводит действия Творца – Великого Геометра (или, как сказали бы суфии-Накшбанди – «Мастера Узора»), создающего Вселенную:

1)     Разрешаются только два инструмента: циркуль и угольник.

2)     Любой чертеж начинается с окружности.

3)     Соблюдение симметрии обязательно.

4)     Измерения (с помощью размеченных линеек) не допускаются.

5)     Пересечение двух любых линий на чертеже образует так называемую опорную точку.

6)     Прямые линии проводятся только таким образом, чтобы они либо соединяли две опорные точки, либо проходили через них.

7)     Окружность или полукруг можно проводить только из опорной точки, либо через опорную точку, либо по касательной к линии, проходящей через две опорные точки.

Почему любой чертеж начинался с круга? Потому что и квадрат, и октагон, и гексагон, и другие многоугольники выводятся из круга. Даже черчение равностороннего треугольника начинается с пересечения двух окружностей.

Все это, конечно, очень трудно понять без практики. Для примера: чтобы в соответствии с указанными правилами начертить простой квадрат, необходимо произвести девять (!) действий, как показано на приведенной ниже иллюстрации.

Выше мы говорили о двух принципах, применяемых в искусстве построения сложных геометрических форм – Ad Quadratum ("от квадрата") и Ad Triangulum ("от треугольника"). Из этих двух базовых шаблонов, по сути, строилось все многообразие применяемых архитекторами решений.

Вот как выглядят некоторые геометрические решения, построенные по принципу Ad Triangulum:

А это иллюстрации применения принципа Ad Quadratum в архитектуре Купола Скалы в Иерусалиме:

Сакральную геометрию, как и каллиграфию, невозможно изучать только по книгам. В коротком очерке, подобном этому, можно только дать общее представление о ней и пробудить интерес к ее изучению. Если каллиграф, дабы чему-то научиться, должен писать, и писать, и писать, то геометр - аналогичным образом - должен чертить, и чертить, и чертить...

Познание логики Великого Геометра происходит тогда и только тогда, когда задействовано не одно левое (аналитическое) полушарие мозга, а еще и правое (холистическое), как это происходит при работе с циркулем и линейкой. На познание сакральной геометрии уходят годы и годы жизни, но ни один другой раздел эзотерического знания не приближает так к пониманию «Ключей Матрицы», как данный.

Многим известна суфийская история, рассказанная Идрисом Шахом в книге «Волшебный монастырь»:

Однажды некоего человека заключили в тюрьму пожизненно за то, чего он не совершал.
Его жена прислала ему молитвенный коврик, который выткала сама. Прошло несколько месяцев, и человек сказал своим охранникам: «Если бы вы принесли мне кузнечные инструменты и немного олова, я мог бы сделать кое-какие украшения, так как я кузнец. Вы бы продали их на базаре, а прибыль мы поделим поровну.» Охрана согласилась.

В один прекрасный день, явившись в темницу, стражники обнаружили, что человек исчез.

Спустя много лет выяснилось, что приговор был несправедливым. Человека оправдали, и он перестал скрываться. Как-то раз царь той страны призвал его и спросил, каким образом ему удалось бежать.

Кузнец сказал: «Моя жена нашла того мастера, который сделал замок в двери моей темницы - равно как и замки всех других дверей тюрьмы. Она выткала на присланном мне ковре - в том месте, где молящийся касается его головой - чертежи этих замков, понадеявшись, что я обращу внимание на рисунок и пойму, что это - внутреннее устройство замков. Вот таким образом мне и удалось бежать».

Если бы не знание замка, как смог бы узник изготовить ключ?

Каким иным образом, кроме понимания Узора-Накша может наша сущность, томящаяся в темнице ограниченного ума, обрести Знание и свободу?

И, наконец, кто такой Накшбанди, если не Мастер Узора, создающий его для тех, кто больше не хочет быть узником?

Продолжение в частях 2-5

Posts from This Journal by “сакральная геометрия” Tag

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars