assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Category:

РУБАИ ХАФИЗА

Рубаи, что означает на арабском «учетверенный» – стихотворный жанр, появившийся в 9-м веке в Самарканде. Основой его стали народные четверостишия, ходившие в персоязычных сообществах. Благодаря своей краткости, доходящей до афористичности, а также способности передавать почти не поддающуюся словесному выражению тонкость смысла в изящном и лаконичном формате, рубайят стали излюбленным инструментом великих суфийских поэтов - Омара Хайяма, Саади, Руми и, конечно же, Хафиза.

Простота рубаи обманчива. Каждый из них – филигранная работа, продукт не только вдохновения, но и кропотливого труда, где каждая строчка тщательно подобрана и подогнана к заданной структуре. Можно назвать эту структуру суфийским термином Накш, что означает «дизайн», «импринт» или «отпечаток». Чем совершеннее стихотворение воплощает Накш, тем глубже его воздействие, и тем лучше оно впечатывается в память. Накш суфийских поэтических произведений всегда следует особой геометрии. У рубаи – своя геометрия, а, к примеру, у газели и касыды – другая.

Посмотрим, что это за геометрия у рубаи?

Возьмем для примера первый рубаи Хафиза:

В помышленьях моих, кроме Лика Любимого, нет ничего,
Позабыв обо всем, устремляюсь я к свету луча Твоего.
Погружаясь во сны, люди мира забвенье находят,
Лишь меня смутных грез забытье не берет одного.

(русский перевод АсСалам)

Для непосвященного этот рубаи повествует о томлении, лишающем сна безумно влюбленного, чьи помыслы вновь и вновь возвращаются к объекту его страсти.

Для суфия, однако, здесь также присутствует совсем иное измерение смысла. Оно связано с идеей гипнотического «сна», в котором пребывает человечество, пойманное в сети обусловленных мыслей, чувств и восприятий. В состоянии такого «сна», которое люди принимают за бодрствование, часть сознания, способная воспринимать поток влияний, приходящих из высших миров (их символизирует образ Возлюбленного), остается непробужденной, незадействованной.

«Влюбленный» – тот, кто находится в состоянии истинного бодрствования в то время, как остальные пребывают погруженными в иллюзорный мир, ибо орган, воспринимающий высшие влияния, уже пробудился в нем...

...Однако вернемся к геометрии.

В первых двух строках четверостишия отражено состояние искателя-мистика, когда все его помыслы и стремления сосредоточены на цели его поиска:

В помышленьях моих, кроме Лика Любимого, нет ничего,
Позабыв обо всем, устремляюсь я к свету луча Твоего.

Эти строки, подобно двум сторонам треугольника, лежат в одной плоскости – вторая является логическим продолжением первой. Кроме того, они связаны рифмой и одинаковым ритмом (каденцией).

Третья же строка по видимости никак не соотносится ни с первой, ни со второй, и даже не рифмуется с ними – она вводит в ситуацию нечто новое. И ритм ее выбивается из заданного:

Погружаясь во сны, люди мира забвенье находят...

Эта строка выходит за рамки плоскости, обозначенной первыми двумя, выводя четверостишие в новое измерение смысла. Однако пока это лишь точка, обозначенная за пределами плоскости.

И только последняя строчка, объединяя и объясняя смысл всех трех предыдущих, соединяет плоскость с поставленной вне ее точкой:

Лишь меня [не спящего из-за Любви] смутных грез забытье не берет одного.

Треугольник вышел в 3D и стал тетраэдром. Последняя строчка виртуозно замыкает круг и завершает построение смысловой фигуры.

Интересно, что подобное «геометрическое» решение не было эксклюзивным свойством суфийских рубайят. Как я когда-то писала, аналогичные приемы использовались в японской и китайской поэзии. В трехстрочных хайку, однако, вполне в духе философии дзэн, «тетраэдр» остается незавершенным - ставится только точка за пределами плоскости. Довершить построение смысловой фигуры читатель должен сам.

*****

На этом я заканчиваю теоретическую часть о рубайят Хафиза, а в последующие недели помещу несколько его четверостиший без комментариев и предложу Собеседникам самим вникнуть в замысел поэта. Тем, кого увлекла эта тема, могу также предложить почитать рубайят Хайяма с этой точки зрения – если перевод хороший и сделан с пониманием, он должен передавать Накш четверостишия в его целостности.


Обложка собрания стихов - «Дивана» Хафиза



Tags: Хафиз
Subscribe

Posts from This Journal “Хафиз” Tag

  • ЧАША ДЖАМШИДА

    Мы – основа веселья; мы - бедствия рудные горы, Мы – насилия корень; мы правды воздвигли опоры. Низки мы и высоки, как ржавое…

  • ДАР ХАФИЗА

    Великий суфийский поэт Хафиз – «Солнце Персии» - упокоен в воспетом им саду Мусалла, на реке Рукнабад в северо-восточном Ширазе:…

  • Хафиз Ширази. Рубаи (окончание)

    О друг, от мысли гневной сердце очищай, Вино с Друзьями без заботы разделяй. Советам мудрого душой открытым будь, Невежд же, словно блох…

  • Хафиз Ширази. Рубаи (продолжение)

    Прекрасной розы красоту затмила Ты, Цветы в округе устыдила Ты. Звездой сияет в лунном свете роза, Луна – в лучах Твоей сияет красоты.…

  • Хафиз Ширази. Рубаи

    Неужто мыслишь сторговаться ты с судьбой, Зазря теряя день и ночь за суетой? Ты говоришь: за черным – цвета нету, А я скажу: был волос…

  • ПОЧЕМУ ТАК ТРУДНО ПЕРЕВОДИТЬ СТИХИ СУФИЕВ

    Самое известное стихотворение великого персидского поэта Хафиза начинается двустишием: Когда турчанка из Шираза начнет любовную игру, За родинку…

  • ЖЕМЧУЖИНА

    Как может цену знать профан Жемчужины моей? Хафиз, пусть дар сей будет дан Лишь лучшим из людей. Хафиз (цитата по книге "Путь суфиев",…

  • Меж Каабой и капищем идольским....

    Держит сердце в оковах моё форм мирских господин, Но внутри всех сердец только Друг существует один. Если роз аромат ветер с сада Его дон есёт,…

  • Придется дать тебе лекарство

    Преодолей соблазн сказать неправду О том, что с Богом ты в разлуке пребываешь, Иначе дать придется нам тебе лекарство. В бескрайнем море, где живем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments