assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Categories:

НЕ ПРОСТО ШАХМАТЫ, ИЛИ КТО ИГРАЕТ В ДЖУМАНДЖИ?

...Весь мир — шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. ..Как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть пешкой, только бы меня взяли... Хотя, конечно, больше всего мне хотелось бы стать королевой!                                      
(Льюис Кэрролл. «Алиса в Зазеркалье»)


...Эта история начинается, когда дети находят на чердаке странную старинную игру. Ни о чем не подозревая, один из них бросает игральную кость, и фигурка на доске неожиданно начинает двигаться сама по себе. То, что происходит далее, нельзя назвать иначе как магией – мир игры открывает дверь в иную реальность, порождающую цепь фантастических событий. Теперь главная задача героев – закончить начатую игру...



...Так разворачивается сюжет известного фильма Джуманджи, снятого в 90-х годах прошлого века. Я смотрела его давно и почти ничего не помню, кроме этой сцены, когда элементы игры оживают, открывая вход в иное измерение. Движущаяся сама по себе игральная фигурка до сих пор стоит у меня перед глазами, задевая струну в архетипической памяти. Сюжет голливудского блокбастера нежданно приоткрыл край объективной истины: существуют игры, которые  намного больше, чем игры...


...В одном из средневековых кельтских сказаний описывается игра, похожая на шахматы, сыгранная легендарным королем Артуром и его рыцарем Оуэном золотыми фигурами на серебряной доске. Как только Артур и Оуэн начали двигать шахматные фигуры, между воинами короля и свитой Оуэна, названной в сказании «воронами», разгорелось жаркое сражение. Оуэн попросил короля, чтобы его люди оставили в покое «воронов».
Но Артур лишь ответил: «Твой ход».


Артур и Оуэн играют в шахматы. Источник иллюстрации

Тогда Оуэн приказал поднять свой стяг. Игра продолжилась, а битва между воинами короля и «воронами» разошлась пуще прежнего.

Трижды Оуэн просил Артура унять своих людей, и трижды Артур отвечал: «Твой ход». Наконец, рыцарь в тяжелых доспехах подошел к Артуру и сказал, что «вороны» убивают его людей. Теперь уже Артур попросил Оуэна остановить «воронов».

Но теперь Оуэн отвечал: «Твой ход». 

Наконец, когда «вороны» стали совсем одолевать людей короля, Артур сгреб золотые фигурки и сдавил их так сильно, что они превратились в труху. Оуэн приказал спустить стяг, битва прекратилась, и все стихло.



Упоминания о магической силе шахматной игры можно встретить и в других сказаниях о рыцарях короля Артура. С волшебными шахматами, например, часто сталкивается Персеваль (варианты имени – Парцифаль, Передур), тот самый рыцарь Артура, кто, по преданию, нашел священную Чашу Грааля.

В одном из сюжетов Персеваль попадает в Замок Чудес, принадлежащий некой царице, и не находит там никого из людей, зато обнаруживает диковинную шахматную доску, в которой шахматы двух противоположных сторон двигаются сами собой.


Передур и шахматы, 1881. Автор иллюстрации Альфред Фредерикс (Alfred Frederics)

Игра продолжалась без особого преимущества той или иной стороны, но как только рыцарь стал болеть за одну из сторон, она тут же проиграла партию. Тогда все фигуры противоположной стороны испустили радостный крик, словно живые существа. Оторопев от неожиданности, Персеваль схватил шахматницу и швырнул ее в озеро.

Вошедшая в это мгновение служанка, вслеснув руками, вскричала, что это была шахматница царицы, за которую та не взяла бы всего своего царства взамен. Пришлось рыцарю отвоевывать волшебные шахматы у черного волшебника, завладевшего ими. Едва только Персеваль одолел злодея, дивная шахматница сама собою перенеслась на прежнее место в Замок Чудес.

В другой истории о Персевале молодой рыцарь, попав в замок с магическими шахматами, встречает предмет своих мечтаний – прекрасную деву, в поисках которой обошел полсвета:

Персиваль медленно прошел через залу и остановился, осматриваясь. На небольшом столике подле камина он увидел расставленные шахматные фигуры из слоновой кости, и к одной стороне этого стола было пододвинуто кресло, словно приглашая кого-то к игре. Дивясь тому, что все это могло бы значить, Персиваль сел в кресло и невзначай двинул вперед белую пешку. И тут же красная пешка сама сделала ответный ход. На мгновение Персиваль встревожился. Однако все было тихо, слышно было лишь его собственное дыхание. Тут он двинул другую фигуру, и красная фигура немедленно двинулась в ответ. Персиваль снова сделал ход - и пожалуйте! - стали двигаться и красные фигуры, да столь хитроумно, что очень скоро он получил мат.
Персиваль быстро расставил шахматы вновь, и на этот раз красные двинулись первыми, но и вторую партию он проиграл. То же случилось и на третий раз, и Персиваль вскочил во внезапной ярости, обнажая меч, чтобы сокрушить фигуры и разрубить доску. Но в это мгновение в комнате вдруг появилась дама.
- Остановитесь, сэр рыцарь! - закричала она. - Если вы нанесете удар по этим волшебным шахматам, то постигнет вас ужасная беда.
- Кто вы, леди? - спросил Персиваль.
- Я Бланчефлер, - сказала она и ступила вперед, так что упал на нее свет свечей. И тут с остановившимся от изумления и радости дыханием Персиваль узнал в ней девицу из шатра, у которой на пальце сияло его алмазное кольцо...

...Конечно, сказания есть сказания, но любые легенды когда-то служили либо для передачи сведений о реальных событиях, либо сохраняли, в виде символа или мифа, Знание иного плана реальности.

Источниками рассказов об оживших шахматных фигурках вполне могли быть «живые шахматы». Известно, что в Индии, которая считается родиной шахмат (или, как минимум, одним из мест, где они появились), при дворе царей вместо шахмат служили живые люди, передвигавшиеся с клетки на клетку во дворе королевского замка, так, что королевская игра становилась зрелищем для толп. Может быть, такое практиковалось и при дворе славного Артура, дав повод для сказаний кельтского фольклора?


Анри-Пьер Пику. Игра в шахматы в Индии, 1876

С другой стороны, как утверждают многие исследователи, шахматы генетически связаны с сакральными и магическими ритуалами, известными древним. Само шахматное поле и ходы фигур имели прямое отношение к тем числам, что правят мирозданием, движением небесных тел, устройством пространства и времени, внутренним миром человека и, как мы далее увидим, даже его генетическим кодом.

Известный английский китаевед Джозеф Нидэм (Joseph Needham) высказал идею о происхождении шахмат из существовавших в древности астрологических и гадательных инструментов. Китайское слово «шахматы», сян-ци, состоит из двух иероглифов, второй из которых означает шахматные фигуры, а первый – «образ», «подобие» или «прототип». Фигуры, похожие на шахматы, в таких древних инструментах «представляли» или были подобием небесных тел – созвездий, солнца и планет.

Нидэм ссылается на китайские источники 6-го века, в которых описана своеобразная гадательная игра, где на специально подготовленную доску бросались фигуры, символизирующие небесные тела, которые потом особым образом передвигались по броску игральной кости. В некоторых вариантах этой игры использовались две доски – нижняя в виде квадрата, над которой укреплялась вращающаяся круглая доска, представляющая небесный свод. На досках наносились различные символы, включая 64 гексаграммы Книги Перемен – Ицзин (из чего можно заключить, что уже тогда использовалось поле из 64 клеток). Нидэм предполагает, что эти игры уходят корнями во времена как минимум в 3-4 вв. до н.э., и не исключает, что именно они были предшественниками шахмат как в Индии, так и в Китае.

Вот кто играл в Джуманджи!

Возможно, именно об одной из таких сакральных «игр» ведет речь и арабский историк Абул-Хасан Аль-Масуди (ум. в 956 г.), излагая легенду об изобретении шахмат мифическим индийским царем Балхитом из рода Бараманов (видимо, из касты брахманов):

«...Затем воцарился Балхит. В его дни были изготовлены шахматы.[…] Балхит тщательно продумал то, как играть в шахматы, и составил об этом книгу. […] Царь любил играть в шахматы со своими мудрецами. Он изготовил шахматные фигуры в виде изображений людей и животных, разделил эти фигуры на степени и ранги, поставил шаха главным устроителем игры и определил, какие фигуры ему подчинены. Балхит сделал шахматные фигуры символами небесных тел — из числа Семи и Двенадцати, так, чтобы каждая фигура соответствовала какой-либо планете и оберегала его царство. И если какой-либо враг царя устраивал во время войны хитрость, то рано или поздно суть её становилась известной…»

Аль-Масуди также пишет, что индийцы могли объяснить «при помощи расчетов, для которых использовалась шахматная доска, шествие времени и его циклы, а также влияния, оказываемые на этот мир высшими силами, и связи, соединяющие их с человеческой душой».

Можно ли из рассказа Аль-Масуди заключить, что царь Балхит использовал свою шахматную доску вовсе не для развлечения, а для получения информации о передвижениях реального противника? Или для того, чтобы при помощи инструмента симпатической магии, построенного по принципу подобия, влиять на исход ситуации или битвы, как это делали король Артур и его рыцарь Оуэн? Игры, подобные шахматам, могут быть идеальным магическим орудием.

Маг изготавливает модель мира в строгом соответствии со своими представлениями о том, как функционирует мироздание.

В своей модели он помещает четыре стихии и другие элементы на подобающие им позиции.

Затем, при помощи созданного им маленького мира, маг влияет на события в большом мире.

Так были ли шахматы Балхита магическим инструментом?

Возможно, ответ на этот вопрос помог бы разобраться и с самой старинной легендой об изобретении шахмат, которую вам расскажет любой индус, потому что эпос Рамаяна, описывающий события 4-5 тысячелетней давности, в Индии известен всем. А в Рамаяне говорится, что царь Ланки, десятиголовый демон Равана, придумал шахматную игру, когда войско Рамы осадило его столицу.

...Разве не странная картина: владения Раваны окружены неприятельским войском, а царь вдруг садится играть в шахматы? По-моему, куда более вероятно, что, расположив фигуры на доске в определенной позиции и придав каждой фигуре ассоциативную роль, Равана осуществлял магический ритуал. Он ведь был не просто царем, а «десятиголовым демоном» - что говорит о его сверхразуме и широких познаниях.

Кстати, «демоном» Равана был только в фольклоре завоевателей, пришедших с севера. Коренные жители Шри-Ланки до сих пор почитают его как просвещенного правителя, которому приписывают семь книг Аюрведы, изобретение астрологии, геомантии и других наук. Связь его имени с изобретением шахмат представляется, как минимум, логичной. 

Большой интерес, на мой взгляд, представляет и само место, откуда, по Рамаяне, появилась шахматная игра. Под Ланкой обычно понимают остров Шри-Ланка, однако в самой Рамаяне четко указывается, что Ланка находилась на расстоянии более тысячи километров от континента. Ряд исследователей считают, что царство Раваны было одним из населенных островов в западной части Индийского океана, ушедших под воду в доисторические времена. Может быть, конечно, описанное в Рамаяне – просто легенда, как и Атлантида Платона. Может быть... Но ведь нашли же археологи ушедший под воду 50-километровый мост, соединявший, как утверждает Рамаяна, остров Шри-Ланка с материком, хотя тоже считалось, что это лишь сказка. Найдут ли Ланку Рамаяны, вероятную прародину шахматной игры? Будущее покажет...

О том, какой именно была игра, придуманная Раваной, сведений не сохранилось. Самая ранняя известная нам версия индийских шахмат называлась чатуранга, что на санскрите означает «четырехчастная». В нее играло четыре игрока (двое против двоих) фигурами разных цветов, представляющих четыре алхимические стихии – огонь, воздух, воду и землю.



Фигуры были теми же, что и сейчас – король, слон, конь, ладья и пешки, за исключением ферзя, правда, ходы слона и ладьи отличались от известных нам. Доска 8х8 в то время была одноцветной. То, какой фигурой будет ходить игрок, определялось броском четырехгранной игральной кости с числами от 1 до 4. Таким образом, в прото-шахматах сохранялся момент вмешательства высших сил, присущий гадательным инструментам.

В Персию 6-7 вв. шахматная игра попала из Индии, и, судя по всему, уже в версии для двух игроков с 16-ю фигурами на каждого, черными и белыми, где появился везирь (ферзь), поскольку король мог быть только один у каждого, и разграфление доски на черные и белые клетки. Игра тогда называлась чатранг или шатранж, и ее правила отличались от современных, хотя уже было матование короля, отсутствующее в индийской чатуранге. Из Персии происходит и русское название шахмат (шах – по-персидски «король», мат – на арабском «мертв»).
От персов шахматы попали к арабам, среди которых стали чрезвычайно популярной игрой, и далее через мавританскую Андалузию проникли в Западную Европу, где ферзь стал королевой, слон – епископом, ладья – турой (замком), а конь – рыцарем.

В Европе одновременно существовали разные формы шахматной игры, включая похожие и на современный вариант, и на древние ее формы. Представляет особый интерес эзотерическая версия шахмат на четырех игроков, называемая «игрой четырех сезонов», правила которой описал в «Книге шахмат» король Кастилии Альфонс Мудрый, покровитель ордена странствующих трубадуров.

По словам исследователя суфизма Титуса Буркхардта, игра кастильских трубадуров имела источник на Востоке. В игре участвовали четыре человека, а фигуры, расположенные в четырех углах доски, передвигались по кругу, в направлении движения Солнца. Фигуры были зеленого, красного, черного и белого цветов, соответствующих четырем временам года, четырем стихиям, а также четырем темпераментам (сангвинический, холерический, флегматический и меланхолический). Движение четырех наборов фигур символизировало циклическую трансформацию.


Иллюстрация из рукописи «Книги шахмат» Альфонса Мудрого, 1283 г.

Для этой игры использовалась обычная шахматная доска, но через центральные 16 квадратов проходили две главные диагонали. Они разделяли игроков и показывали, куда следует двигаться пешкам. Из фигур у каждого игрока были король, колесница (ладья), рыцарь (конь) и слон, а также 4 пешки, как и в чатуранге, но они располагались по краям доски и, по достижению противоположной стороны доски, становились королевами (ферзями).

Похожий вариант шахматной игры для четырех игроков несколько лет тому назад был создан группой моих Друзей под руководством Учителя, Арифа Али-Шаха. Особый интерес Арифа к шахматам – вторая причина, по которой я решила уделить этой игре качественное внимание.

Создание Арифом и Друзьями новой разновидности шахматной игры, которую назвали Кватернити, было ответом на изменения, происходящие в мире, на то, какую роль стали играть информационные технологии во всем, включая шахматы. Опыт игры с «кремниевым интеллектом», на какое бы количество вариантов последний ни был запрограммирован, имеет непреодолимые ограничения, ведущие к утере древней игрой ряда ключевых обучающих свойств. Важным элементом Кватернити является человеческий фактор. Хотя по правилам игры не разрешается заключение альянсов (в отличие от чатуранги, например), каждый игрок определяет для себя свою стратегию во взаимоотношениях с партнерами, при этом узнавая многое о себе и о других участниках.


Доска Кватернити с начальной расстановкой фигур (фото из моего архива)

Во вступлении к книге «Афганские шахматы Кватернити» Ариф пишет:

«Сколько я помню себя, шахматы неизменно присутствовали в моей жизни. Один комплект из слоновой кости всегда стоял на столе в гостиной, другой — мой первый комплект из дерева — пылился на втором этаже. Величайшая в мире игра выжидала, не востребованная до поры. … Для меня эта игра оставалась загадкой. Как бы ни пытался я дать определение шахматам, они всегда скрывали нечто большее. В них было что-то магическое, даже мистическое, они владели умами царей, полководцев и суфийских мистиков. …

Я знал, что шахматы (как мы их теперь называем) результат долгой эволюции, и что нынешней версии предшествовали ранние виды и варианты. Некоторые из них существуют и по сей день. …

Суфии считают, что шахматы представляют собой средство обучения, однако то, как им первоначально пользовались, и чему с его помощью учили, остается неясным. … Сама по себе сложность этой игры содержит определенное указание. … Подобно гурджиевским движениям (священным танцам), подобно изначальным формам йоги, шахматы использовались как инструмент — они должны были мобилизовать все силы человеческого существа до такой степени, настолько занять его эго, чтобы более тонкие способности человека могли включиться и открыть Сознание для необходимого ему питания».

*****
Конечно, восстановить то, каким было это первоначальное средство обучения, о котором пишет Ариф, представляется чрезвычайно объемной задачей. Но, как минимум, выдвинуться в этом направлении нам вполне по силам.

На протяжении нескольких следующих недель я буду размещать заметки, называемые «шахматными этюдами», хотя «играть» мы будем с шахматами, но вовсе не в шахматы. Для решения «этюдов» (я буду называть их «вызовами») знания комбинаций и даже ходов не потребуется. Все, что нужно – лишь желание и способность активно размышлять. И тогда, если все будет хорошо, от этюда к этюду перед нами начнут проявляться очертания того, ЧЕМ на самом деле были шахматы.

...Итак, эта история начинается, когда несколько друзей находят на чердаке старинную игру...

Ну, кто играет в Джуманджи?  :)

Шахматный этюд №1

Tags: Ариф Али-Шах, фильмы для души, шахматы
Subscribe

Posts from This Journal “шахматы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →