assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Category:

СЕМЬ СВЯТЫХ МАРРАКЕША: ЧАСТЬ 1.

Марракеш называют «морским перлом, переброшенным Богом через Атласские горы». И в самом деле, этот город  – жемчужина Магриба, да не простая жемчужина, а розовая! Некоторые считают, что название «Марракеш» происходит от берберского мракеш, что означает одновременно и «красивый», и «красный» (кстати, как в выражении «Красная Москва»).


Панорама Марракеша на фоне Атласских гор (фото из Интернета)

Это чистая правда: я никогда раньше не видела, чтобы весь город был в оттенках красного. Дома, городские стены и мечети - одинаково кирпично-розовые, возведенные из красноземов окрестных долин.


Узкие улицы медины – старого города Марракеша, все именно такого цвета
(здесь и далее фотографии мои или моих Друзей)


Когда-то Марракеш был столицей одноименного королевства, включавшего большую часть Магриба и мавританскую Испанию – Гренаду, Кордову и Севилью. Два главных города Магриба - Фес и Марракеш, как Питер с Москвой, всегда состязались за звание столицы – то один брал верх, то другой.  Однако имя Марокко дал все же последний - от испанского Marracues, как называли его испанцы. (Может быть, поэтому и цвет марокканского флага – красный, что для мусульманской страны нетипично?)

Но не столько как «красный город» прославился Марракеш, сколько как Город Семи Святых (Сабату Риджаль, буквально «семерых мужей»). Хотя здесь нашли упокоение более двухсот суфийских святых, самыми почитаемыми из них являются семеро. Конечно, теперь ищущие исцеления, благословения и духовной силы великих старцев прибывают уже не на верблюдах через пустыню, а на поездах, автобусах и даже самолетах, - как мы.      

Марокканцы очень ревниво относятся к своим святыням, и западному человеку попасть внутрь мавзолеев Семи практически невозможно, ни уговорами, ни за деньги. Такое отношение кажется очень странным тем, кто ездил в Среднюю Азию или Турцию, кто помнит открытые двери мазаров и радушие местных жителей к гостям, какой бы те ни были веры. Поэтому нам несказанно повезло, что нашим «ключом» к запертым дверям были суфий Халил и его друг, лицензированный гид Марракеша, с чьей общей помощью мы смогли посетить почти всех семерых святых. Одно из святилищ открывали специально для нас, несмотря на ремонт... и даже фотографии сделать кое-где удалось, хотя официально и это не разрешено.

Да простят нас жители Магриба за такую вольность, и да послужит благодать Сабату Риджаль, к которой приобщатся мои уважаемые читатели, нам оправданием.

Итак...


Хотя существует установленный порядок, которому следовали пилигримы в Марракеше, посвящая один из дней недели каждому из семи святых, Халил немного изменил этот порядок, учитывая ограниченность во времени – у нас было всего два дня. Мы начали паломничество с самого большого и самого важного святилища - мавзолея Сиди бель-Аббаса ас-Себти, почитаемого покровителем города. («Сиди», от арабского сейиди, означает «учитель» и предваряет имена многих магрибских суфиев). Халил сказал нам, что чувствует личную глубокую связь именно с Сиди бель-Аббасом, и рассказал нам его историю:

Сиди бель-Аббас родился в Себте на Гибралтаре. В детстве он проявлял необычайные способности к учебе, однако после смерти отца мать вынуждена была отдать сына на обучение к ткачу, чтобы прокормить семью с младшими братьями. Мальчик, однако, улучив любой удобный момент, убегал от ткача, чтобы присутствовать на уроках. В конце концов имам, преподававший в школе, стал из своих средств помогать семье способного ученика, чтобы мать позволила сыну учиться.

Выучившись, Сиди бель-Аббас стал богословом, однако через некоторое время разочаровался в книжном знании. Прибыв в окрестности Марракеша, он поселился в пещере на холме недалеко от горы Гелиз, проводя все время в созерцании и спускаясь к людям только для пятничной молитвы в мечети. Слава его как целителя и молитвенника быстро дошла до правителя города, который попросил Сиди бель-Аббаса вылечить его сестру, больную эпилепсией. Святой согласился, и сестра султана поправилась. Тогда восхищенный правитель принялся уговаривать спасителя стать его советником и возглавить медресе, но Сиди бель-Аббас неизменно отказывался, а затем и вовсе перестал наведываться в Марракеш.

Когда все уже почти забыли о нем, почти через сорок лет святой отшельник внезапно вновь появился в городе. Он сказал, что прийти сюда его вынудило бедственное положение городских слепых. Дело в том, что, по традиции, именно слепые в Магрибе были хафизами – чтецами Корана, знавшими на память всю священную Книгу. На городских улицах, в мечетях и мазарах днями напролет звучали голоса слепых сказителей. (И по сей день это так, пение хафизов омывает скученную и невероятно шумную медину Марракеша, как родниковая вода).

Сиди бель-Аббас сказал, что он вынужден был прийти, потому что слепые чтецы – спасение для города, хотя люди и не понимают этого. Сердца горожан очерствели, они перестали подавать милостыню слепым, и те вынуждены были скитаться в поисках пропитания. А это значило, утверждал святой, что город, лишенный звучания священной Книги, ждала беда.

Рассказывают, что Сиди бель-Аббас, выйдя на торговую площадь, поднял в руке кусок хлеба и громко спросил: «Кто купит этот хлеб за сотню дирхемов?» Люди принялись потешаться над стариком, спрашивая, неужели тот хлеб из золота, что стоит так дорого? Святой спокойно ответил, что его хлеб намного дороже золота, ибо он содержит благодать – бараку, а всякий, кто его купит, получит в сотню раз больше того, что потратил. Никто не принял слова старца всерьез, кроме одного лавочника, который из любопытства решил проверить, так ли это. Сиди бель-Аббас продал ему хлеб с одним условием: десятую часть того, что торговец выручит сверх своей обычной дневной выручки, тот должен будет отдавать слепым, а полученные деньги старец тут же раздал нищим.

На всеобщее изумление, дела торговца пошли в гору так быстро, что он действительно в короткое время получил во много крат больше, чем отдал старику. Согласно уговору, десятую часть внезапно свалившейся на него прибыли лавочник отдавал нищим чтецам.

В следующий раз, когда Сиди бель-Аббас появился в городе, и опять поднял свой кусок хлеба, от желающих купить его за любые деньги не было отбоя. Тем, кто купил хлеб, вновь сопутствовала необычайная удача. Так пошла традиция отдавать десятую часть прибыли слепым, и пение священой Книги вновь зазвучало на улицах и площадях. С годами целые гильдии торговцев стали с гордостью называть себя «Аббасийя» - теми, кто следует завету старца помогать незрячим чтецам и, благодаря этому, находится под покровительством Сиди бель-Аббаса.

На средства гильдий Аббасийя после смерти старца в 13-м веке были построены мавзолей и мечеть, рядом с которыми расположен большой приют для слепых и убогих, и все это действует и процветает по сей день, вот уже девять столетий.

Так работает барака - она дается тем, кто может преумножить ее.


Слева – у входа в мавзолей Сиди бель-Аббаса. Справа – часть внутреннего дворика мавзолея.


По моим субъективным ощущениям, место упокоения Сиди бель-Аббаса было наиболее сильным по воздействию из всех семи, и его не хотелось покидать. Людей внутри поначалу было не очень много. Как и везде на Востоке, паломники в мазаре, сняв обувь у входа, садятся прямо на пол, на расстеленные повсюду ковры, вдоль покрытых мозаикой стен – мужчины с одной стороны, женщины с детьми - с другой. Халил, следуя традиции, устроился, скрестив ноги, у символического надгробия и стал читать суры из Корана, а мы через Звук погрузились в Сущность, когда-то почтившую эти края в облике святого старца.


Витражи в мавзолее Сиди бель-Аббаса

Внутри мавзолея было неописуемо красиво, и стояла приятная прохлада. После гремящей мотоциклами, знойной и суетной медины с ее земными попечениями это место показалось настоящим раем. Впрочем, таким оно и было... Кто-то из паломников прошел вокруг, разбрызгивая из флакончика розовую воду и раздавая ее всем желающим, чтобы можно было освежить руки и лицо. Пение Халила в сочетании с прекрасными узорами витражей и мозаичных стен в какой-то момент сместили обычное восприятие, и я увидела многочисленные вспышки бело-голубого света, поднимавшиеся от всех предметов вокруг. Особенно много их было вокруг надгробия, почти совсем неприметного под зеленым покрывалом с вышитыми золотом каллиграфическими надписями.

...Я когда-то писала о такого рода восприятии. (Кстати, занятно, что из всего моего журнала указанная страница – чемпион по посещаемости через Интернет-поисковики. Клювые слова поиска: «вижу вспышки света с закрытыми глазами», «что означает белый, (синий, красный, зеленый, фиолетовый) цвет при закрытых глазах?» и т.д. Для меня это неопровержимое свидетельство, что людей, обладающих подобным восприятием, намного больше, чем считается, просто не все любят от этом говорить).

Бело-голубоватое свечение воспринимается не физическим, но иным органом зрения, потому что можно видеть его и с закрытыми, и с открытыми глазами. Оно присутствует повсюду, но в святых местах его больше, оно там «гуще» и ярче. Хотя реальность феномена для меня бесспорна, природа его не до конца понятна. Впрочем, предположения есть... 

*****

Мавзолей второго святого, к которому мы направились, тоже находился за пределами стен медины, прямо на старом кладбище. Он принадлежит Сиди Абу-Кассиму ас-Сухайли. Как рассказал нам Халил, Сиди ас-Сухайли родился в Андалузии, откуда позже перебрался в Марракеш. В возрасте семнадцати лет его постигла трагедия – он потерял зрение. Несмотря на это, юноша продолжал обучение и стал не только известным ученым-языковедом и поэтом, но и талантливым музыкантом. Слепой суфий пользовался всеобщим уважением и даже был советником у султана. Спустя несколько лет после его смерти в 1195 г., на месте его упокоения, прямо на городском кладбище возвели этот мавзолей.


Здание с зеленой крышей – мавзолей Сиди ас-Сухайли

Место упокоения Сиди ас-Сухайли – вполне ожидаемо, было островком тишины в городе. Вход на кладбище охранял вооруженный солдат, но, поговорив с Халилом, он пропустил нас, предварительно окинув придирчивым взглядом. Внутри мавзолея было очень светло и уютно, и, кроме нашей группы, там никого не было. Даже хранитель отлучился куда-то, и мы сидели, слушая негромкий зикр Халила и громкое пение птиц, доносящееся с улицы. Птичьи голоса как нельзя лучше дополняли чувство безмятежности, радости и покоя, которое мы все почувствовали в этом месте.


Слева – вход в мавзолей Сиди ас-Сухайли и внутренний дворик. Справа - скромное надгробие внутри мавзолея

*****

На следующий день наш путь к остальным святым Марракеша лежал уже внутри городских стен, вдоль очень узких, шумных и довольно грязных улиц медины. В некоторых местах переулки сужались настолько, что, стоя посередине, можно было дотянуться руками до стен с обеих сторон. Для людей, страдающим боязнью закрытых пространств, многочасовой поход по медине – непростое испытание. К тому же, хотя и двоим бывает непросто разойтись на такой улице, вдоль нее непрерывно движется толпа людей, снуют мотоциклисты без глушителей и ослики – традиционное транспортное средство, оставляющее следы своей жизнедеятельности тут и там.

Различий между тротуаром и проезжей частью нет. Идти можно только цепочкой – один за другим, стараясь не отстать, не затеряться в толпе и не наступить на... следы жизнедеятельности. Надо сказать, все это - замечательная практика по сонастройке группы, потому что каждый должен думать обо всех, и все - как один :) То, что мы прошли за один день почти всю медину, и при этом никто не попал под мотоцикл и не потерялся – во многом заслуга нашего марракешского гида, шедшего впереди и задающего правильный ритм, и Халила, завершающего цепочку и вылавливающего заглядевшихся на соблазны восточного базара «потеряшек».

Наш гид, как выяснилось, буквально за день до этого вернулся из хаджа – паломничества в Мекку, и был явно польщен, когда мы уважительно обращались к нему Хаджи. Во окружающем шуме, жаре и суете медины он сохранял серьезность и спокойствие, даже отрешенность, на удивление ровно отмеряя шаги в заданном ритме. Этот ритм как будто создавал «зеленый коридор», раздвигая толпу. Поскольку мы старались не отставать от него ни на шаг, мы также невольно восприняли этот медитативный ритм. Я потом спросила Хаджи, произносил ли он молитву, когда шел, и он сказал, что так – всю дорогу.


Наш марракешский гид - Хаджи


Так, в ритме зикра Хаджи, мы, почти не устав, и обошли всю медину...

Продолжение истории о семи святых Марракеша – в Части 2.








Tags: караваны, тонкие энергии, энергетика места
Subscribe

Posts from This Journal “тонкие энергии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments