assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

ВОЛШЕБНЫЙ КОВЁР ИРАНА. ПРОВОДНИК

В октябре этого года мы с Друзьями побывали в паломничестве по суфийским местам Ирана, проехав почти всю страну от Шираза и Исфахана на юге до Нишапура и Мешхеда на севере. Если бы кто-то попросил описать мои впечатления одной фразой, я бы сказала: Иран - волшебный. Я и мои Друзья часто чувствовали себя попавшими в восточную сказку. А что за сказка без волшебства и чародеев? (Об этом - чуть позже).


Слева направо: 1) мечеть Шаха в Исфахане; 2) цветные витражи Розовой Мечети (Насир-ол-Молк) в Ширазе; 3) крылатые быки с телом льва и человеческим лицом у ворот Персеполя, древней столицы Персии. (Здесь и далее - мои фотографии, если не указано иное)

Иран – совершенно не такой, о котором вы знаете из новостей.

Иранцы – красивые, гостеприимные, деликатные и образованные люди, высоко ценящие знания и культуру. Они с интересом, но без навязчивости относятся к иностранцам и с уважением - к иноверцам. Адаб – кодекс вежливости, столь высоко ценимый на Востоке, здесь - не пустой звук. Несмотря на наш явно чужеземный вид, нас свободно пропускали во все святые места, мечети и мавзолеи, включая самое сердце шиитской веры в Мешхеде. (Далеко не во всех мусульманских странах, где мы бывали, это так). Иранцы улыбались нам и помогали, даже приглашали в гости.


На фотографиях слева направо: 1) владелец чайной в Бастаме, научивший нас произносить название этого медного чайника - «кундук»; 2) муршид зурхане – центра местного боевого искусства (о зурхане я написала отдельно) в Исфахане; 3) факих (мусульманский учёный-богослов), сопровождавший нас в Зеркальной Мечети Шах-Черах в Ширазе. 

Конечно, находясь в Иране, мы соблюдали местные обычаи – женщины носили платок и длинную закрытую одежду, а в мечетях надевали чадор (чадру), скрывающую все тело, кроме рук и лица, - но большого неудобства это не создавало. Женщины-добровольцы в мечетях даже помогали нам их надевать.


Слева направо: 1) традиционный растительный орнамент расписанных эмалью плиток на стене мечети Шаха в Исфахане; 2) так выглядит чадра, которую выдают напрокат в мечетях, если нет своей – она необязательно чёрного цвета, а чаще вот такого, в тон отделке храма; 3) купол мечети Шаха

Мы побывали в мавзолеях двенадцати великих суфиев Персии, в том числе Хафиза, Аттара, Омара Хайяма, Саади, в каждом из которых нас ждал ни с чем не сравнимый опыт. Мы поняли, почему все восхищаются мечетями Шираза – Зеркальной, сверкающей отраженным светом миллионов маленьких зеркал, как алмаз, и Розовой - с ее знаменитыми цветными витражами. Мы любовались знаменитым бриллиантом Дарья-и-Нур в Музее Драгоценностей и царским великолепием дворца Голестан в Тегеране, гуляли вечером по залитой огнями площади Накш-и-Джахан в Исфахане. Нас впечатлил размах мечети Имама Резы в Мешхеде – сердца и главной святыни шиитского Ирана. Мы почувствовали нечто особенное в древнем зороастрийском храме, который называют Кубом (Каабой) Зороастра, расположенном рядом с Персеполем. И в самом Персеполе, хоть и лежащем в руинах, все ещё слышен отзвук славы великих царей древней Персии и могущества зороастрийских жрецов.  


На фотографиях слева направо: 1) зороастрийский храм, называемый «Куб Зороастра» в Накше-Рустаме возрастом 2,5 тыс.лет ; 2) мечеть Вакиль в Ширазе; 3) отделка Зеркальной Мечети Шах-Черах в Ширазе.

Как знают мои постоянные читатели, я стараюсь излагать мои впечатления о наших караванах спустя некоторое время, чтобы отсеялось несущественное, оставив лишь самое важное – эссенцию, вытяжку впечатлений. По прошествии полутора месяцев иранская поездка всё больше кажется мне похожей на волшебный ковёр, каждая часть которого, будучи прихотливым законченным орнаментом сама по себе, вплетается в ещё более красивый общий Узор.


Старинный персидский ковер из Музея Ковров, Тегеран

В последующих заметках я буду собирать этот Узор по частям из небольших фрагментов, и, хотя иногда они будут похожи на волшебную сказку.... всё это – чистая правда :)

Итак, первая и главная часть Узора – наш иранский Проводник.

*****

Получилось так, что нашим Проводником в Иране был человек, которого можно назвать духовидцем или медиумом. Он попросил не публиковать фотографий с его лицом и не указывать настоящего имени, а называть просто Проводником, что я и сделаю из уважения к его приватности.

Проводник был первым, кто встретил меня в аэропорту Тегерана (мои Друзья прилетели другим рейсом). Возрастом за пятьдесят, высокий и худой, с тонкими чертами узкого смуглого лица, он был не очень похож на луноликих персов. Действительно, как оказалось, родом он из Луристана – горного района на западе Ирана, где живут луры – коренная народность, о происхождении которой до сих пор спорят учёные. Лурские языки схожи с курдскими и персидскими диалектами. Хотя некоторые историки полагают, что луры – потомки семитских племен Элама, генетический анализ показал, что у них много общих генов с древними индоевропейцами.

Его английский довольно слаб - я с трудом разбираю произносимые им слова. Он подверждает, что в этом языке не силён и лучше говорит по-немецки, потому что достаточно долго жил в Германии. Жил он, как потом оказалось, и в Корее, и в Японии, работая по контрактам в разных фирмах, где обслуживал электронное оборудование, потому что такова его мирская профессия.

Что касается конфессиональной принадлежности, наш Проводник, хотя и имеет типичное для мусульман арабское имя, придерживается христианской веры. Во всяком случае, так он сказал моим Друзьям. Мне же он сказал, что христиане считают его христианином, мусульмане – мусульманином, а иудеи – иудеем, потому что его способность вИдения позволяет ему проникать в скрытую суть любой религии, и он может с каждым разговаривать на языке его веры. В самом центре круга, говорит он, все религии равны, а разница в понимании возникает, только когда человек пребывает на периферии, на краю круга.

Насколько мы могли заметить, он всегда носил на пальцах несколько серебряных перстней с разными камнями, среди них были агат, сапфир (или голубой корунд) и изумруд. Когда мы спросили, зачем ему столько перстней, Проводник объяснил, что камень определенного цвета помогает ему настраиваться на связь с энергией одной из религий, например, зелёного цвета – с исламом, голубого – с христианской верой и т.д.          

Я спросила, имеет ли он отношение к суфиям. Проводник сказал, что ему всегда были очень близки суфийские поэты, особенно Аттар и Хафиз, и что вещи, открытые ему в духовных прозрениях «его группой» - коллективным существом ангелов, к которому принадлежит и он за пределами этого тела, - очень созвучны тому, что поэтическим языком описано суфиями.

Он рассказывает о том, каким образом открылось око его души. Будучи еще молодым человеком, он почувствовал неодолимое стремление уйти в уединение, что в конце концов и сделал, найдя пристанище для отшельников в горах Луристана.

{
Иранский пейзаж. Фото моего Друга

Позже Проводник рассказал мне, что, когда он решил уйти в горы, его материальные дела устроились сами собой: он продал автомобиль, а вырученные деньги вложил в предприятие своего друга в обмен на ежемесячное содержание для своей жены и маленькой дочери. Дела у друга всё это время шли так хорошо, что семья Проводника ни в чем не нуждалась. Благодаря этому опыту на всю жизнь укрепилась его вера в то, что Бог обеспечивает пропитание и удовлетворение нужд тех, кто ищет Его, и далее он никогда в жизни не испытывал страха отсутствия средств для жизни – своей и своих близких...

Он пробыл в горах три года, в течение которых почти не видел людей, зато его восприятие открылось для коммуникации с высокими духовными существами из «его группы». Он также стал способен установить внетелесную связь с другими людьми, - где бы они ни жили, - у которых также были открыты духовные глаза. Поскольку наша группа была русскоязычной, он сказал, что у него есть два «контакта» в России и Украине, женщина и мужчина, с которыми он общался вне тела.

Одновременно ему в течение нескольких лет пришлось противостоять и тёмным сущностям нисходящего потока, которые тоже неизменно пытаются завладеть силой внимания тех, чьё духовное зрение приоткрывается.


На этом персидском ковре представлены персонажи из эпоса
«Шахнаме» Фирдоуси, в том числе мифические существа,
ангелы и монстры. Музей Ковров, Тегеран 

Проводник сказал, что человек для него – как открытая книга, и даже если он видит его в первый раз, он может рассказать о нём всё.

Открытие окна в мир духов оказалось для этого человека тяжелейшим испытанием. Наверное, в его случае все происходило так стремительно, что можно даже назвать это обрушением стены между этим миром и тонким. По его словам, его тело с трудом выдерживало огромные энергии, которые сотрясали его в присутствии высоких сущностей. Все его органы подвергались страшному напряжению, и иногда ему казалось, что его земное тело не выдержит. (Надо сказать, что нашего Проводника никак нельзя было назвать человеком цветущего здоровья. Он подтвердил, что самочувствие его оставляет желать лучшего. К сожалению, такова участь многих духовидцев, подвергающих свою земную оболочку воздействию энергий, к которым ей крайне трудно приспособиться. Достаточно вспомнить Даниила Андреева, автора «Розы мира», у которого было очень слабое сердце и другие проблемы).

Теперь он как бы всё время находится одновременно в двух мирах. Иногда, во время нашего паломничества, он неожиданно начинал передавать нам сообщения «с той стороны». Но об этом я подробнее расскажу в последующих заметках.    

...Итак, мы едем по ночному Тегерану из аэропорта, и Проводник говорит, что наш приезд в Иран не случаен, и что он знал о нём от своих ангелов еще прошлой зимой. (Мы действительно начали планировать эту поездку, начиная с прошлого декабря, но знали об этом только работники турфирмы, помогавшей нам с визами и другими организационными вопросами. Турфирма связалась с нашим Проводником только летом). Он сказал, что, когда турфирма обратилась к нему, он «посмотрел нас» и решил поработать с нами не только как обычный гид, но и как Проводник. Он сказал, что далеко не всем, с кем работает, говорит о своих способностях. На мой вопрос, как же он «просматривает» людей, по фотографиям? – он ответил, что не обязательно: можно «увидеть» сущность человека и его характер, зная лишь его имя. Я спрашиваю, как он видит человека заочно, и он отвечает, что через имя он соединяется с истинным существом, которому в этом воплощении дали это имя, и ему приходит образ – иногда что-то абстрактное, как форма или цвет, приятное, как ангел, или отталкивающее, как джинн, но чаще - в облике животного или птицы.

Тут мне стало интересно. Я спросила, и каким же животным он меня увидел? Проводник сказал: «Ты – не животное, ты птица». Я почти подпрыгнула на сидении: «Да! а какая?» Он сказал, улыбаясь: «Я не разбираюсь в птицах, - какая-то певчая, может быть, что-то вроде соловья». Как я поняла из дальнейших объяснений Проводника во время нашей поездки, образ птиц в персидском фольклоре вообще и в суфийской поэзии в частности, очень распространён и служит символом тех душ, которые уже встали или способны встать на путь поиска Бога. Наибольшее развитие такой символизм получил в Мантик-ут-Тайр, «Беседе птиц» Аттара, но Аттар был далеко не первым, кто его использовал.


Птицы на древе жизни, вкушающие небесный плод – очень распространённый сюжет узора персидских ковров, как, например, на этом экспонате из Музея ковров в Тегеране, на который обратил наше внимание Проводник. Разные виды птиц расположены на разных уровнях древа жизни, так же, как искатели Истины проходят через восходящие стадии Пути, и каждая птица символизирует определенное качество.

Те из людей, чьи интересы принадлежат исключительно земному, по словам Проводника, подразделяются на семь нижележащих уровней, которые символизируются разными видами животных (как я позже выяснила, это тоже часть персидской фольклорной традиции). Например, про шофёра, который вёл наш микроавтобус из Мешхеда в Тегеран, Проводник сказал, что он – из грызунов вроде крысы, человек, пекущийся только о накоплении материального. Но все Друзья, кто был в этой поездке, по словам Проводника, - птицы.

Кроме того, как сказал Проводник, в один из вечеров за ужином, каждый человек выполняет свою функцию в общем «организме» человечества, и его роль можно сравнить с ролью какой-то части тела. «Я спросил у моей группы ангелов, - сказал он мне, - к какой части тела человечества принадлежишь ты, и мне показали, что ты - часть дыхательного горла. Это важная функция, потому что без пищи человек может прожить некоторое время, но без воздуха, поступающего через дыхательные пути, он не проживет и нескольких минут». В ходе дальнейших расспросов моих Друзей выяснилось, что по мере внутреннего развития человека его функция в общечеловеческом организме может меняться, - например, будучи изначально частью бедра, он со временем может стать клеткой мозга или сердца.

В другой раз Проводник немного рассказал о той роли, которая играет его группа в тонком мире. Он сказал, что это коллективное существо, чье место в восходящей духовной иерархии на много уровней выше человека, - нечто вроде «Божьего ока», или аудиторов. Их задача заключается в поддержании баланса в тонком мире этой планеты между светлыми и тёмными силами. Я спросила, как они выглядят, если у них вообще есть какая-то форма, и Проводник сказал, что у них нет формы, но иногда их можно видеть как наблюдающий за тобой глаз.



Я вспомнила, что когда-то давно я в течение довольно долгого времени – нескольких месяцев или даже лет, закрывая глаза, видела большой глаз, прямо смотрящий на меня. Иногда он даже как будто моргал. Потом я перестала его видеть. Я сказала об этом Проводнику. Он кивнул головой: «Это были они». Они наблюдают за теми, кто просыпается духовно и, если видят, что есть необходимость, находят для человека более продвинутого Водителя из сущностей, стоящих выше человека. 

Про Водителей у нас как-то состоялся отдельный разговор с участием всех Друзей. Насколько я помню, Проводник сказал тогда, что водители из тонкого мира есть почти у всех людей: иногда это души ушедших родственников или еще не родившихся детей или внуков. Иногда это существа более высоких уровней, чем человеческий. Водители могут меняться, если меняется сам человек, и ему требуется помощь более высокого Водителя. Проводник сказал, что мой нынешний Водитель - из того сектора тонкого мира, который связан с Ираном, и моё появление здесь не случайно. Мой жизнепоток в прошлые эпохи, по его словам, воплощался в географической области, охватывающей север Ирана и Среднюю Азию, хотя в этой жизни моя Работа связана с Северной Америкой. Проводник также сказал, что мой Водитель находится на четыре уровня выше человеческого, но при этом является правой рукой ещё более высокой сущности седьмого уровня.

То, что сказал Проводник, не удивило меня, а скорее подтвердило то, что и так уже несколько лет было приоткрыто моему духовному зрению – тот ангельский образ, невыразимо, нечеловечески прекрасный, присутствующий в медитациях, действительно имеет черты, свойственные людям, живущим на земле Персии. Я спросила Проводника, могу ли я узнать его имя, но он, задумавшись на несколько секунд, ответил: «Ему в его работе это не поможет», и тема была закрыта.     

Тем не менее, почему-то он счел возможным сказать мне имя своего Водителя (хотя я не могу им делиться). Это было так. В один из дней после посещения мавзолея великого персидского поэта и сказителя Фирдоуси в Тусе, Хорасан, Проводник повёл нас в небольшую ювелирную лавку, расположенную рядом с мавзолеем. Там он указал мне на небольшое серебряное кольцо с прозрачным огранённым камнем, который имел желтоватый цвет, и сказал, что я могу работать с ним: это поможет мне устанавливать лучшую связь с моим Водителем. Кольцо с вправленным в него камнем выглядело, как глядящий на меня глаз. Оно пришлось мне точно впору, и я его тут же купила. (Хотя Проводник назвал камень александритом, как я выяснила позже, судя по небольшой цене, это был скорее корунд с примесью хрома, который, как и редкий камень александрит, изменял цвет при смене освещения. Когда позже я достала кольцо в гостинице, к моему удивлению, камень был совершенно зелёным, а при дневном свете на улице на следующий день он стал розовым. Сейчас, когда я пишу эти строки, камень лежит напротив меня – он розового цвета. Я надеваю кольцо во время медитации, и оно действительно помогает мне лучше чувствовать и видеть Присутствие моего Водителя).

Тогда в ювелирной лавке Проводник назвал мне имя своего ангела-Водителя. Я спросила, почему он мне сказал его, и хочет ли он, чтобы я работала с ним. Проводник ответил, что это полностью моё решение, и он вовсе не настаивает, так как это не простой выбор. Если я пожелаю, он может помочь мне установить связь с «их группой», но это будет «всё равно что получить паспорт», потому что отныне я стану частью их Работы.

Что это за Работа, и почему наш Проводник сказал, что, став «земным телом ангельской группы», человек более не принадлежит своей самости, мы поняли в Мешхеде. По прибытии туда, мы тут же отправились в мечеть Имама Резы – главную святыню шиитов Ирана. Нас встретил говорящий на английском доброволец из общины хранителей мечети, а Проводник, сказав, что у него дела, и он потом всё объяснит, куда-то отлучился. Мы ходили в сопровождении очень вежливого и приятного добровольца около часа, так как мечеть Имама Резы огромна и состоит из множества дворов, похожих скорее на площади. Когда мы уже вернулись в гостиницу, наконец появился и наш Проводник и объяснил мне, куда он отлучался.

Оказывается, в каждом городе, который он посещает, он должен найти и негласно передать благословение как минимум пяти людям, которых ему указывает его «группа». Я спросила, что значит «передать благословение»? Проводник ответил, что это нечто вроде заряда благодати, проводником которого между ангелами и людьми он служит. Его Водители сообщают ему, как выглядит человек – мужчина или женщина – которых он должен найти, и где они находятся. Поэтому наш Проводник всё это время ходил по мечети и искал людей, описанных ангелами. Если это был мужчина, он как бы нечаянно дотрагивался до него. Если это была женщина, он просто стоял рядом некоторое время.

Тогда я вспомнила, что когда мы были в мавзолее Фирдоуси, какая-то иранская семья посадила совсем маленького ребёнка прямо на мраморное надгробие (поскольку считается, что благодать святого осеняет младенца и дарует ему удачу), и наш Проводник, стоявший рядом, тоже благословил ребёнка. Я спросила, было ли это частью «дневного плана» его Работы, и он, улыбаясь, ответил, что так и есть. 

Я сказала, что у меня не было ощущения готовности прямо сейчас «получить паспорт», может быть, потому что я не могу позволить себе сложить с себя текущую Работу, частью которой я уже являюсь, и выполнение которой требует почти предельного напряжения сил. Это не было жалобой - просто трезвой оценкой адекватности ресурсов, которыми мое земное существо располагает в настоящий момент. Чтобы делать то, что делает он, нужно быть готовым, и, возможно, когда-нибудь я поднимусь и на эту ступень. Наш Проводник прекрасно понял, что я имею в виду, он не возражал.

Однажды за обедом в армянском ресторане он сказал мне, что нужно продолжать ту Работу, которую я делаю сейчас, и что, если мне удастся помочь определённому количеству людей (он назвал цифру двести), то я смогу перейти на следующий уровень. Я спросила, что значит помочь? Я рассказала ему о том, что веду заметки в Живом Журнале, куда заходит около двухсот человек в день из сети, а регулярно читает - около тысячи человек. Судя по обратной связи, многие находят такое чтение полезным. Проводник согласно кивнул. Он также сказал, что мой приезд в Иран связан с одним делом, в котором его группа надеется на мою помощь: речь идёт о восстановлении баланса света в Северной Америке (он объяснил некоторые детали). Я спросила, нужно ли мне что-то предпринимать в связи с этим, но Проводник сказал, что мне просто нужно быть стеной света и продолжать ту Работу, которую я делаю со своей группой.

Мои Друзья спрашивали, может ли он ответить на их вопросы, и Проводник сказал, что ответить он может, но, поскольку он всегда говорит то, что видит, без цензуры, иногда человеку бывает трудно слышать ответы. Правда бывает тяжелой. Есть причина, по которой будущее скрыто от нас – порой это для того, чтобы не деморализовать нас страхом или разочарованием, чтобы у нас не опускались руки. Порой – по той причине, что, меняя себя, мы можем изменять наше будущее. Бог не даёт нам ноши не по силам, и у нас всегда есть надежда. Всё, что нужно –быть стеной света...


Продолжение о даре Хафиза

   










Tags: караваны
Subscribe

Posts from This Journal “караваны” Tag

  • ЗУРХАНЕ И ПУТЬ РЫЦАРЯ

    Суфийское обучение можно встретить практически в любом виде, однако среди множества форм, принимаемых суфийскими Школами, Путь Рыцаря упоминается…

  • ШИБЛИ

    Однажды некий человек сказал Байазиду Бистами , что уже тридцать лет, как он молится и постится, но всё напрасно. Байазид ответил, что и за…

  • БАЙАЗИД БИСТАМИ

    Понимание Преображенных отличается от того, что люди мира называют знанием. Знание обычного человека – подражательное, использующеe шаблоны и…

  • ДУХОВНАЯ АЛХИМИЯ АХМАДА ИЗ ДЖАМА

    «Для работы над собой нужна энергия. Ни один человек не может совершать усилия без этой энергии. ... В мире есть люди, но их очень мало,…

  • МАВЗОЛЕЙ АБУЛЬ-ХАСАНА ХАРАКАНИ И ДЕРВИШ АЛИ ИРФАНИ

    ...В первый день приезда в Иран я спросила нашего Проводника, сможем ли мы встретиться с персидскими дервишами. Он ответил, что сейчас в Иране…

  • УЧИТЕЛЬ ТАМЕРЛАНА И ЧЕТЫРЕ СКРЫТЫХ АБДАЛА

    ...Пути-дороги путешествия по Ирану привели нас в Тайбад, маленький городок почти у самой границы с Афганистаном. Этот суровый и пустынный край, где…

  • СЕМЬ СВЯТЫХ МАРРАКЕША: ЧАСТЬ 3

    Начало в Части 1 и 2 Суфии считают, что их деятельность производит и концентрирует нечто, сравнимое с центростремительной или магнитной силой…

  • СЕМЬ СВЯТЫХ МАРРАКЕША: ЧАСТЬ 2

    ...Будем обнимать гробницы их, потому что даже гробницы мучеников могут иметь великую силу... (Св. Иоанн Златоуст) В Части 1 я начала…

  • СЕМЬ СВЯТЫХ МАРРАКЕША: ЧАСТЬ 1.

    Марракеш называют «морским перлом, переброшенным Богом через Атласские горы». И в самом деле, этот город – жемчужина Магриба, да…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments