assalam786 (assalam786) wrote,
assalam786
assalam786

Categories:

ШИБЛИ

Однажды некий человек сказал Байазиду Бистами, что уже тридцать лет, как он молится и постится, но всё напрасно. Байазид ответил, что и за триста лет он ничего не достигнет.

- Почему? - спросил искатель просветления.

- Потому что этому препятствует твоё тщеславие, - сказал мудрец.

- Но как мне от него избавиться?

- Есть одно средство, но оно тебе не подойдёт.

- И все же назови его.

Байазид сказал:

- Ты должен сбрить бороду, снять верхнюю одежду и надеть на шею торбу с грецкими орехами. Затем ступай на базарную площадь и кричи во весь голос: «Даю орех тому сорванцу, который ударит меня по шее». Потом пройдись перед зданием суда, чтобы старейшины города увидели тебя в таком виде.

- Но я не могу пойти на это, - взмолился человек, - прошу тебя, расскажи мне о каком-нибудь другом средстве.

- Это первый и единственно возможный шаг к цели, - сказал Байазид. - Но ведь я предупреждал, что это средство тебе не понравится, поэтому помочь тебе нельзя. (И.Шах, «Сказки дервишей»)

Кажется маловероятным, что нашёлся бы человек высокого положения, согласный пройти через столь жёсткое стирание отождествления со своим статусом, какое предложил Байазид. Однако такой человек в истории суфийской Традиции был.

Звали ученика Абу Бакр Шибли, а учителем его был Джунайд из Багдада.

Абу Бакр бен Джахдар Аль-Шибли (861-946) родился не с простой серебряной ложкой во рту, а с золотой в алмазах. Отец его был управляющим двора багдадского халифа. Эта престижная должность, как и огромное состояние, перешли по наследству Абу Бакру. К тому времени Шибли был уже состоявшимся богословом-факихом, в течение двадцати лет толковавшим Писания. В зените карьеры Шибли халиф назначил его эмиром Дамаванда, области на севере Ирана.

…Здесь, в Дамаванде, теперь находится один из мазаров Шибли, куда мы с Друзьями заехали на обратном пути в Тегеран. Эта октагональная кирпичная башня 12-го века высится на холме к востоку от Дамаванда, и все бывшие владения эмира Шибли видны отсюда, как на ладони.


Вид на Дамаванд от мавзолея Шибли (здесь и далее фотографии, сделанные нами в мавзолее)

В течение десяти лет правления Шибли Дамаванд процветал, и, казалось, живи да радуйся, но судьба готовила для эмира совсем иной Путь. Позже Шибли скажет: «Люди благодарят Бога за его милости, я же благодарю его за посланные мне испытания».

Смена правителей привела к отставке Шибли, и он вынужден был вернуться в Багдад. Здесь он встречает своего первого суфийского учителя, а затем попадает к круг Джунайда, одного из великих суфиев своего века.

В «Жизнеописаниях святых» (Тазкират уль-аулийя) Аттарa рассказывается, что, придя к Джунайду, Шибли сказал: «Я слышал, что у тебя есть драгоценный камень. Если у меня достаточно денег, чтобы купить его, продай его мне, но если цена камня выше той суммы, что я могу предложить, даруй мне его бесплатно». Джунайд сказал, что драгоценность Шибли не по карману, а если ему отдадут её даром, то Шибли не сможет по достоинству оценить этот камень. Если он хочет заполучить сокровище, ему придётся самому погрузиться за ним в пучину Единства, оставив своё «я». И если он выдержит все испытания, драгоценный камень будет дарован ему Всевышним.


Джунайд учился у суфийского Мастера Ибрахима бен Адама, кто, рождённый принцем, отрёкся от престола Балха, чтобы следовать Пути. Поэтому кто, как ни Джунайд, знал, что препятствием на Пути Шибли стоит именно то, что тот считал своим достоинством - благородное происхождение, учёность, богатство и власть?

Джунайд велел Шибли продавать на рынке серу в течение года. Когда, спустя год, Шибли вновь пришёл к Джунайду, тот сказал ему: «Теперь стань дервишем, и пусть единственным твоим занятием будет сбор подаяний». Шибли начал просить милостыню, но люди отказывали ему. Он вернулся к Джунайду, и тот сказал: «Для людей ты теперь никто. Пусть и мир для тебя станет ничем». Затем Джунайд приказал Шибли отправиться в Дамаванд, где бывший эмир занимал высокое положение. Ему было велено переходить от двери к двери и просить прощения у каждого, кого он мог обидеть когда-то. Шибли отправился туда и заходил в каждый дом, пока не обошел все. Остался дом еще одного обиженного. Хозяина его Шибли не нашёл. Он рассказывал: «Я раздал сто тысяч дирхемов, но без этого единого прощения сердце моё так и не находило покоя».


...Так прошло четыре года, после чего Шибли вернулся к Джунайду. Учитель сказал ему: «Я чувствую, что в тебе всё ещё осталось ощущение собственного величия. Иди и ещё год проси милостыню». Шибли рассказывал об этом времени: «Каждый день я просил милостыню и приносил ему. Он раздавал все это дервишам, а меня оставлял на ночь голодным. Когда год прошёл, Джунайд сказал: “Теперь я допущу тебя к общению, но при одном условии: ты будешь прислуживать другим ученикам”. Целый год прислуживал я моим соученикам, по прошествии чего Учитель обратился ко мне: “Абу Бакр! Каково теперь состояние твоей низшей души (нафса)?” Я сказал: “Я чувствую себя ничтожнейшим из творений Господа”. Джунайд сказал: “Теперь твоя вера стала правильной”.»


В книге Кади Ийяда Тартиб Аль-Мадарик приводятся слова Шибли: «Я знаю того, кто даже не вступил на Путь, пока не раздал всё свое имущество и не утопил семьдесят мешков с книгами, написанными собственноручно, в Тигре». Конечно, Шибли имел в виду себя. Тот же источник приводит такие его слова: «Мой отец оставил 60 000 динаров, не говоря уже о поместьях и недвижимости, и я раздал все это. Тогда я сел на улице с нищими и не обращался за помощью ни к кому». Когда Шибли спросили, что означает быть аскетом, он сказал: «Это когда сердце отворачивается от вещей, чтобы повернуться к Господину вещей».


Мавзолей Шибли в Дамаванде


Возможно, усвоенное Шибли за эти годы побудило его, спустя годы, на вопрос: «Кто есть суфий?» ответить: «Тот, кто не просит, не отворачивается от испытаний и не накапливает».

Судя по всему, отказ от материального благополучия был не столь трудным для Шибли, как отказ от отождествления со своим общественным статусом - того самого препятствия, о котором говорил Байазид тщеславному ученику.

Однажды у Шибли спросили: «Кто указал вам Путь?»

Он ответил: «Собака. Однажды я увидел, как она, умирая от жажды, застыла у кромки воды. Каждый раз, когда она видела свое отражение, собака в испуге отскакивала назад, принимая его за другую собаку. Наконец жажда взяла верх, собака отбросила страх и отчаянно прыгнула в воду. Другая собака исчезла. Так было устранено препятствие между ней и тем, к чему она стремилась, — препятствие, которое заключалось в ней самой. Точно так же исчезло моё препятствие, когда я понял, что оно есть».

В другой раз Шибли сказал кому-то: «Знаешь, почему ты не можешь достичь состояния Единения (таухид)? Потому что ты ищешь Его через себя».

Хотя окружающие стали замечать изменения, произошедшие в Шибли, Джунайд понимал, что нафс его любимого ученика ещё не до конца побеждён.

Однажды ученики восхваляли Шибли: «Нет никого равного ему в искренности и страсти, с устремлениями более высокими и чистыми, чем у него, среди идущих по Пути». Вдруг пришёл Шибли и услышал то, что они говорили. Джунайд сказал: «Вы его не знаете. Он презренный и тёмный. Гоните его в шею».  Ученики вывели Шибли. Он сел на порог, а ученики закрыли за ним дверь и сказали: «О шейх, вы же знаете, что всё, что мы говорили о Шибли - правда. Отчего же вы приказали нам такое?» Джунайд ответил: «Шибли в тысячу раз лучше того, что вы о нём говорили. Но вы гнались за ним с острым мечом, а мы поставили щит перед ним. Тогда от меча и след простыл».

*****

Люди часто судят о человеке по поступкам, внешнему виду и по тому, что о нём говорят. Чтобы заставить людей увидеть в себе это свойство, Шибли прибегал к вызывающим и эксцентричным поступкам:

Рассказывают, что однажды Шибли пошел на базар и купил залатанный халат  (муракка) и шапку дервиша за две монеты, после чего стал кричать на весь базар: «Кому суфизм за две монеты?»

Каждый получает от учения то, чего достоин. Шибли однажды сказал: «Истинный внушил Дауду: "Поминание - поминающим, рай - смиренным, паломничество - странствующим, а Я - только любящим".»

Под словом «любовь», которую люди считают себя способными испытывать, они на самом деле подразумевают нечто совершенно отличное от подлинной Любви. Kак описывается в книге Хакима Санаи Илахи-наме, Шибли дал драматическую демонстрацию подобного самообмана:

Из-за странных восклицаний, часто произносимых Шибли в моменты экстатического слияния,  он был посажен, как сумасшедший, на цепь. Несколько людей из его окружения пришли его проведать. Он спросил их, кем они себя считают, и те ответили, что они - любящие его друзья.

Тогда Шибли стал кидать в них камни, и они убежали. Он крикнул: «Вы говорите, что вы мои друзья, любящие меня! Но смотрите — вы заботитесь не обо мне, а о своей защите от камней!»

Если, в попытках уяснить высказывания суфиев, которые кажутся нам непонятными, мы обращаемся к обычному интеллекту, заблуждение неминуемо. Понимание придет, лишь когда нечто в нас сумеет ухватить неуловимое. Толчком к этому может послужить совершенно обыденная ситуация.

Рассказывают, что Шибли шел по Багдаду. Торговец пивом закричал: «Oдин кувшин! Остался только один кувшин!» Шибли издал вопль и воскликнул: «Что может остаться, кроме Единого?»

Когда мы все покинем этот мир, что останется, кроме Единого?


Как-то раз Шибли в состоянии экстаза пришел в дом Джунайда. Жена Джунайда расчёсывала волосы. Она бросилась за чадрой, но Джунайд остановил её: «Нет нужды прикрывать лицо и уходить, ибо опьянённые из этого племени не получают вестей из ада (созерцающие истинную Реальность не подвержены воздействиям иллюзорного мира)». Потом Шибли заговорил и заплакал. Джунайд сказал жене: «Теперь можешь уйти. Ему его вернули, раз в глазах его появились слёзы».

Шибли принадлежит высказывание: «То, как завеса проявленного отделяет человека от Реальности, вовсе не похоже на то, как нахождение в Реальности отгораживает человека от восприятия обычного мира».

Шибли спросили о том, что такое Единство (таухид). Он ответил:

«Тот, кто пытается дать ему определение, уже отклонился от прямого Пути.
Тот, кто указывает на него, всё ещё в плену двойственности.
Тот, кто пытается прийти к нему путем умозаключений, поклоняется идолу.
Тот, кто говорит о нём, - безответственен;
Тот, кто молчит о нём, невежественен.
Тот, кто думает, что достиг его, сам себя обманывает;
Тот, кто воображает, что приблизился, далёк от него;
Тот, кто меряет это при помощи ума и формирует идеи о нём, потворствует воображению;
Тот, кто утверждает, что нашёл это без поиска, является потерянным.
Всё, что произносится устами и воспринимается рассудком, принадлежит тварному миру, как и мы сами».




Шибли был одним из ближайших друзей Мансура Халладжа, другого известного багдадского суфия, позже жестоко казнённого из-за экстатического восклицания «Я есть Истина!», сочтённого богохульством. Шибли избег подобной участи лишь потому, что его считали блаженным, сумасшедшим. Конечно, не исключено, что он сам использовал образ безумного для сохранения свободы произносить слова Истины там, где пожелает.

Джунайд, который был против откровенных высказываний Халладжа и Шибли на публике и считавший, что эзотерическое учение следует оберегать от профанации, говорил Шибли: «Мы сохраняем Учение по законам гармонии и говорим о нём лишь в подземельях (сердаб), зачем же ты выносишь его на поругание толпы с её приземлённым мышлением?» На это Шибли ответил: «Разве тот, кто слышит, как и тот, кто говорит, не Он сам?»

Сердабом в Персии и Центральной Азии называли подземное помещение дома без окон, куда вёл очень узкий вход. Его, как правило, использовали в жаркое время года. В ханаках - собраниях дервишей сердаб использовали, как и крипту средневековых соборов, для закрытых радений. Верхнее помещение было предназначено для обычных общественных функций, сердаб – для эзотерических, туда допускались только люди из внутреннего круга.

В связи с этим было интересно обнаружить, что в башне Шибли в Дамаванде было два помещения – наземное, октагональной формы, и подземное. Последнее представляло из себя квадратную комнату-сердаб со сводчатым потолком. Его наличие означало, что башню, начиная с 12-го века, использовали для тайных собраний, возможно, дервиши.


Попасть в нижнее помещение можно было через чрезвычайно узкий лаз в полу у самого входа, закрытый решёткой (она видна на фото выше). Откинув решётку, мы спустились вниз по узкой и крутой лестнице.


Нижнее помещение, как и верхнее, было заброшенным и пустым, и я не чувствовала там ничего, кроме духа затхлости... пока с минаретов Дамаванда не донесся призыв к полуденной молитве. Голос муэдзина, резонируя в сводах сердаба, разбудил дремлющую в этих стенах Песню Дервиша, и стало очевидно, что она никогда не утихает здесь, сколько бы веков не отделяло нас от тех, кто её пел когда-то...     


...Рассказывают, что однажды Шибли увидел человека, горько плачущего, и спросил: «Почему ты плачешь?» Тот сказал: «У меня был друг, и он умер». Шибли воскликнул: «О несведущий! Зачем ты берёшь в друзья того, кто умирает?»

Одно из экстатических восклицаний Шибли звучалo так: «Ваши времена кончаются, у Mоего же  времени нет ни конца, ни начала!»

Абу Бакр Шибли совершил переход на 87-м году жизни. В последний час он повторял стихотворные строки:

«Лампа нужна ли в том доме, где Он обитает?
Ведь Божий лик в нем сияет немеркнущим светом.
Что ж удивляться, что свет Его так ослепляет
Тех, кто, решимость увидев мою, сомневаются в этом?»

Когда его попросили прочитать свидетельство веры «Нет божеств, кроме Бога», Ла иллахи илла ‘ллах, Шибли ответил: «Я не вижу никого другого, кроме Него, так кого же мне отрицать?» Люди настаивали, что, согласно Писанию, верующий должен уходить со свидетельством веры на устах. Шибли отвечал:

«Знайте, что Султан Любви не берёт взяток. Да и как мёртвые могут давать совет живому?»

Шибли был похоронен в Багдаде, где находится его мавзолей. В Дамаванде в память о нём построена башня, куда паломники, такие, как мы, приходят почтить его память. Но, возможно, о том месте, где находится его дух, он сам сказал бы так:

У Присутствия Моего нет ни конца, ни начала,
ни в Багдаде оно, ни в Дамаванде, ни в Ираке, ни в Хорасане.
Но тот, кто искренне стремится,
найдёт Меня в сердце ищущего, чья решимость побеждает все преграды.
















Tags: #954f72, духовная трансформация, караваны
Subscribe

Posts from This Journal “духовная трансформация” Tag

  • ВМЕСТИЛИЩЕ ДУШИ

    ...Продолжаем разговор об эпифизе – маленьком шишковидном органе мозга, не без оснований называемом и мистиками, и биологами «третьим…

  • АНГЕЛ МОЙ

    Ангел мой, будь со мной, Ты впереди, я за тобой... (из песни) В канун Дня Влюбленных пишу - конечно, о том, кого люблю. Рано или поздно каждый…

  • НАФС И СНОВИДЕНИЯ

    Где тот Учитель, кто узнаёт зверя по этим приметам несовершенства и оснащает учеников щитом, спасающим от бедствий?.. (Рузбихан, персидский…

  • ОБЪЕКТИВНОЕ СОЗНАНИЕ И АВТОМАТИЧЕСКИЙ РАЗУМ

    ...Как повествуются в галактических летописях, когда-то люди на планете Земля, подобно всем остальным существам Великого Мегалокосмоса с тремя…

  • ВЫСШИЕ ЭМОЦИИ

    Эта заметка – развернутое продолжение беседы, начатой с Вами, уважаемый собеседник, в другой социальной сети, по поводу полноценности наших…

  • СОРНЯКИ

    Когда мы с Друзьями или собеседниками делимся переживаниями, получаемыми в процессе работы над собой, нередко сама говорю или слышу: "Меня…

  • ЧТО ВНУТРИ БАРАБАНА?

    В продолжении темы о сущности и личности, хотелось бы затронуть вопрос о том, какой из этих аспектов действительно может учиться у суфиев, и о том,…

  • ГУСЕНИЦА, ПРЕВРАЩАЮЩАЯСЯ В БАБОЧКУ

    Кто мог знать, Что мы Никогда не вернемся назад, Однажды выйдя из дверей.... (БГ) Примерно в это время, около восьми лет назад, после долгого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

Posts from This Journal “духовная трансформация” Tag

  • ВМЕСТИЛИЩЕ ДУШИ

    ...Продолжаем разговор об эпифизе – маленьком шишковидном органе мозга, не без оснований называемом и мистиками, и биологами «третьим…

  • АНГЕЛ МОЙ

    Ангел мой, будь со мной, Ты впереди, я за тобой... (из песни) В канун Дня Влюбленных пишу - конечно, о том, кого люблю. Рано или поздно каждый…

  • НАФС И СНОВИДЕНИЯ

    Где тот Учитель, кто узнаёт зверя по этим приметам несовершенства и оснащает учеников щитом, спасающим от бедствий?.. (Рузбихан, персидский…

  • ОБЪЕКТИВНОЕ СОЗНАНИЕ И АВТОМАТИЧЕСКИЙ РАЗУМ

    ...Как повествуются в галактических летописях, когда-то люди на планете Земля, подобно всем остальным существам Великого Мегалокосмоса с тремя…

  • ВЫСШИЕ ЭМОЦИИ

    Эта заметка – развернутое продолжение беседы, начатой с Вами, уважаемый собеседник, в другой социальной сети, по поводу полноценности наших…

  • СОРНЯКИ

    Когда мы с Друзьями или собеседниками делимся переживаниями, получаемыми в процессе работы над собой, нередко сама говорю или слышу: "Меня…

  • ЧТО ВНУТРИ БАРАБАНА?

    В продолжении темы о сущности и личности, хотелось бы затронуть вопрос о том, какой из этих аспектов действительно может учиться у суфиев, и о том,…

  • ГУСЕНИЦА, ПРЕВРАЩАЮЩАЯСЯ В БАБОЧКУ

    Кто мог знать, Что мы Никогда не вернемся назад, Однажды выйдя из дверей.... (БГ) Примерно в это время, около восьми лет назад, после долгого…