Category: религия

ХАЛИЛ

Древняя земля Магриба полна сокровищ. Случайный путник может пройти мимо, никогда так и не узнав об их существовании. Словно неприглядные, почти без окон, стены домов медины – старого города, Магриб бережет свои сокровища от праздных и суетных взоров. Лишь тем из искателей, кто ведOм нестерпимой жаждой сердца, заветный ключ откроет дверь в мир за стенами – туда, где за темным проходом открывается пространство света, где путник замрет, завороженный игрой цвета и прихотливых форм, достойных «Тысячи и одной ночи»...


Слева направо: переулок медины, Зерхун; вход в мавзолей Мулай Идриса, Фес; улица в старом городе, Марракеш (здесь и
далее – фотографии мои или публикуемые с разрешения моих Друзей)

Для нас волшебным ключом к сокровищам Магриба стал наш Друг и Проводник, марокканский суфий по имени Халил.


Халил (фотографии Халила и сведения о нем помещаются с его разрешения)

Collapse )

ЛЮБОВЬ РАБИЙИ

Любовь моя к Тебе о двух основах:
От страсти, и –
достойная Тебя.
В любви от страсти Твое имя вновь и снова
шепчу, Тебя единого любя.
В любви второй Ты мне даруешь чудо,
раскрыв завесы, видеть Лик Живой.
Ни за одну хвалы просить не буду –
Любовь и та, и эта мне даны Тобой.

Рабийя
(стихотворный перевод стихов Рабийи, приводимых здесь и далее - АсСалам)


Рабийя в молитве (кадр из фильма «Рабийя», Турция-Иран, 1993, здесь и ниже)

Рабийя аль-Адавийя - великая женщина-суфий, маленькими босыми ногами протоптавшая человечеству Путь Реализации Через Любовь.

Collapse )

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ МАНСУРА

Я есмь Любимый мной,

Тот, Кто любим – есмь Я,

Дух о двух ликах,

телом скрыт от глаз.

Его ты видишь, когда смотришь на меня,

А зришь Его - обоих видишь нас.


Мансур Аль-Халладж
(стихотворный перевод – АсСалам, здесь и далее)

Мансур Аль-Халладж – один из суфийских святых, чьей кровью оплачена цена Учения для многих поколений дервишей. Он был казнен ортодоксальным духовенством в 922 г. как еретик, за слова «Я Есмь Истина!» («Ана аль-Хакк!»), сказанные в порыве мистического слияния. 

Фарид ад-дин Аттар, называвший Аль-Халладжа своим духовным покровителем, начинает рассказ о нем с комментария:

«Меня не перестает удивлять, как люди, верующие, что речение пылающего куста купины [обращение Бога к Моисею] «Я Есмь Господь» исходит от Бога Всемогущего,- как те же самые люди за слова «Я есмь Истина» отправляют Халладжа на плаху? Вместите же, что устами великих святых, произносящих подобные слова в состоянии экстаза, говорит Всевышний, тогда как самость их в это мгновение мертва».

Руми в Маснaви пишет:

Слова «Я есмь Истина» из уст Мансура – лучи света,

из уст же фараона «Я есмь Господь» - слова сатрапа.

*****

Буквально имя «Халладж» означает «чесальщик шерсти», что, вроде бы, указывало на распространенное в те времена ремесло. Чесальщики раскладывали необработанную шерсть на особой щети (деревянной щетке) и затем расчесывали другой щетью, повторяя процесс раз за разом, пока тяжелая и свалянная шерсть на щети полностью не очищалась от прилипшей грязи, узелков и комков, и не превращалась в вытянутые, воздушные волокна. Отсюда подлинный смысл имени Халладж или Халладж аль-Асрар, данного Мансуру, которое в системе Традиции означало «очищающий сердца человечества для принятия таинств».

(Одна из версий происхождения слова «суфии» - от суф, шерсть.
Когда «шерсть» очищена от грязи и упорядочена в тонкие, воздушные нити Чесальщиком Аль-Халладжем, ее можно прясть. Тогда приходит Прядильщик, Аль-Газали, скручивающий шерсть в нити. Книги Аль-Газали будут предавать огню проводники той же силы, которая отняла жизнь у Халладжа, но это не поможет, потому что нити Учения уже будут спрядены и переданы Ткачу, Аль-Нассаджу (Мастеру Ходжаган Азизану Али из Бухары). И наконец, когда ткань соткана, она будет вручена Мастеру Узора – Бахауддину Накшбанду, кто нитями из золота нанесет Накш-Узор на основу Учения...)

Collapse )

ХАЙ ИБН-ЯКЗАН: «ЖИВОЙ, СЫН БОДРСТВУЮЩЕГО»

...Есть, как говорят наши благие предшественники, в Индийском океане некий необитаемый остров, что, благодаря своему положению под экватором, обладает самым полным предрасположением для жизни. Напротив того острова, говорят они, находится другой – огромных размеров и населенный людьми, в коем жил царь весьма гордый и ревнивый. У царя была сестра, красоты столь ослепительной, что, не найдя ни в ком достойного ей супруга, самодержец отказывал всем, кто добивался ее руки. Был у царя приближенный по имени Якзан. Втайне от царя, он связал себя с его сестрой брачными узами, кои допускались принятым у них тогда вероучением, и та родила от него сына.

В страхе, что тайна ее обнаружится, и царь уничтожит дитя, уложила царская сестра чадо свое в крепко сколоченный ларь и, с сердцем, изнывающим от нежности и трепета, с наступлением ночи понесла его к берегу моря. Прощаясь с ребенком, она сказала: «Боже Всемилостивый! Предаю чадо благой воле Твоей, из страха пред царем свирепым, жестокосердным и своевластным. Так будь же с ним и не покидай его, о милостивейший из милосердных!» С тем и ввергла она дитя свое в море.

Случилось так, что ларь прибило к берегу того самого необитаемого острова. Крики ребенка дошли до слуха газели, что потеряла перед тем детеныша. И стала газель с тех пор пестовать человеческое дитя и вскармливать, оберегая от напастей, пока ребенок не вырос...

...Так начинается история о Хайе ибн-Якзане, что на арабском и семитских языках означает «Живой, сын Бодрствующего». В этом варианте она была рассказана мавританским суфием Абу-Бакром Ибн-Туфайлем (больше известным на западе под именем Абубацер), родом из Кадиса, служившем врачом и визирем у правителей Андалусии и Марокко в 12-м веке. До Ибн-Туфайля о Хайе ибн-Якзане рассказывал также Ибн-Сина (Авиценна), однако сюжеты их историй и сами главные герои значительно отличаются.

Повесть Ибн-Туфайля через мавританскую Испанию стала широко известной в Европе и, как полагают, легла в основу романа Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». (Возможно, принадлежность Дефо к европейской Традиции через орден Вольных Каменщиков сыграла в этом ключевую роль).

Но вернемся к истории спасенного ребенка, которого Ибн-Туфайль и назвал Хай ибн-Якзан...

Collapse )

«Я верну тебе все, что ты подарил...»

В предыдущих заметках (1 и 2) речь шла о том, как минимизировать собственные негативные проявления. А вот что делать, когда в негативную ситуацию вас вовлекают извне? Обязательно ли реагировать и работать с этой энергией?

Давно хотела сформулировать мысли по этому поводу в одном месте, чтобы потом ссылочку отправлять троллям и пожирателям чужого времени (к счастью, немночисленным), вместо ответа:

Collapse )

О НЕСОВЕРШЕНСТВЕ ПЕРЕВОДОВ

Некоторое время назад в другой социальной сети Собеседницей был поднят вопрос о том, стоит ли тратить усилия на изучение языков для чтения текстов (например, суфийских) в оригинале, или можно доверять переводу.

Ответа однозначного нет.

Многое, конечно, зависит от квалификации переводчика (говорю как профессиональный переводчик в прошлом). Бывают чисто технические оплошности перевода. Бывают несовершенства, связанные с (не)возможностью проникновения переводчиком в смысл переводимого материала. Скажем, если в Священном Писании семь уровней понимания (а бывает и больше), в то время как переводчик способен постичь только самый низший уровень - воздействие перевода будет не сравнимым с оригиналом.

Перевод Библии на старославянский, к примеру, был сделан человеком или группой людей, проникающими на многие уровни смысла вглубь - и внутренний резонанс он вызывает соответствующий. Не только смысл, но и ритм, «священная геометрия» фраз были сохранены. Например, некоторые частицы и вводные слова, вроде бы по смыслу не являющиеся необходимым, вводились с целью сохранения ритма, создания «разбивки» и правильного ударения в фразе. Чтение такой фразы, среди прочих вещей, непроизвольно меняет дыхание читателя. Наверняка, ритмы мозга и сердца – тоже. Я уже не говорю о псалмах, «священная вибрация» которых если и не скопирована в точности, то воспроизведена по сути в исполнении на церковнославянском.

Переводы Библии на современный английский (имеется в виду не общепринятый вариант, известный как King James Bible, который в целом неплох, а недавние, сделанные разными «обществами изучения Библии») этих особенностей, как правило, не учитывают. Вроде бы слова те же - а воздействия нет...

Арабского языка я не знаю, но подозреваю, что с переводами Корана, в частности, на русский, произошло нечто похожее. Ни от ритма, ни от звучания арабского оригинала ничего не осталось. А ведь главное воздействие сур Корана – в их вибрации, переданной Пророку в откровении для произнесения или пропевания особым тоном голоса в правильные моменты годового, недельного и суточного циклов.

Особенности перевода с арабского подводят нас к еще одному, практически неразрешимому несовершенству переводов. Дело в том, что некоторые языки используют средства передачи оттенков смысла, начисто отсутствующие в других.
Collapse )

НЕВИДИМАЯ ЭНЕРГИЯ. ЧАСТЬ 6. ЧУДЕСНОЕ ЯЙЦО

Начало в Части 1, Части 2, Части 3, Части 4, Части 5.


Посмотрите на яйцо. Оно ниспровергает все богословские школы и религиозные учения на свете. (Дидро)

Интерес к этой теме возник у меня во время турецкого каравана, пять лет тому назад. Тогда в нескольких стамбульских мечетях, а также в мавзолеях суфийских святых мы с друзьями заметили большие яйцеобразные предметы, свешивающиеся на цепочке из центральной точки купола или помещенные в арках вдоль стен. Рассмотрев странные артефакты, мы пришли к выводу, что часть из них были похожи на страусиные яйца, вставленные в металлическую оправу, а часть были просто имитациями, сделанными из мрамора, оникса или металла.


Страусиное яйцо в металлической оправе в Голубой Мечети, Стамбул

Впоследствии aналогичные предметы нам встречались в теккиях боснийских дервишей  – иногда яйца были окрашены в тот цвет, с которым ассоциировала себя данная суфийская община. Ни в первом, ни во втором случае никто так и не смог нам объяснить, для чего они служат. Ответы «для красоты» или «от мышей и пауков» не показались мне убедительными, а аргумент «так было всегда» породил вопрос: a почему?
И я решила разобраться.

Collapse )

ЗИЯРАТЫ КАЗАХСТАНА. ХОДЖА АХМАД ЯСАВИ

Завершить цикл заметок о Мастерах Ходжаган мне хотелось бы, вернувшись к их истоку – в 12-й век, когда два воспитанника патриарха Ходжагана Юсуфа Хамадани положили начало двум разным линиям передачи силсила.

Первая линия Мастеров Ходжаган, возглавленная Абдулхаликом Гиждувани, со временем выросла в самый многочисленный суфийский орден Нашкбанди.

Вторая линия, пошедшая от Ходжи Ахмада Ясави, также дала начало новым орденам, самыми известными и многочисленными из которых стали Ясави (Приаралье, прикаспийское Поволжье, Крым, Кавказ, северо-западный Китай) и Бекташи (Турция и Балканы).

Ходжа Ахмад Ясави, которого среди тюркских народов почтительно называют Хазрат-Султан - «Царственное Присутствие», родился в окрестностях селения Яссы (ныне город Туркестан на юге Казахстана) в семье шейха Ибрагима – человека выдающихся духовных достижений. Мать Ясави была родом из знатной семьи и обладала многими достоинствами, в том числе даром целительства и пророчества, которые унаследовал ее сын. Как говорят, отец мальчика предрек ему быть «шейхом шейхов, Кутубом (Столпом) Туркестана». Родители Ясави умерли, когда ему было семь лет, и, по преданию, его главным наставником стал мистический суфий по имени Арслан-Баба или Арыстан-Баб , передавший Ахмаду бараку Учения.

Поскольку Арыстан-Баб вскоре умер, юный Ахмад отправился учиться к Ходже Юсуфу Хамадани в Бухару, который, оценив его великий дар, предполагал оставить Ясави своим преемником. Однако жизненной задачей Ясави была проекция Учения Ходжаган не в Бухаре, где оно и так было в силе, а на родине - в сырдарьинских степях, населенных кочевыми племенами, приверженцами языческих культов и шаманизма.
Ходжу Ахмада Ясави и поныне чрезвычайно высоко почитают в Казахстане, Кыргызстане, Турции, Татарстане и других тюркоязычных странах как человека, укоренившего среди их народов учение о Едином Творце, а посещение его мазара в Яссы приравнивается к совершению хаджа в Мекку.
Collapse )

ЗИЯРАТЫ КАЗАХСТАНА. АРЫСТАН-БАБ (АРСЛАН-БАБА)

Полулегендарная фигура суфия, которого в Казахстане называют Арыстан-Баб, а в других странах Арслан-Баба, остается, пожалуй, самой мистической в ряду Мастеров, учивших на территории современного Казахстана.

По преданию, Арыстан-Баб был сподвижником Пророка Мухаммеда, то есть родился за несколько веков (!) до начала своей работы в Средней Азии. Некоторые источники идентифицируют его с личностью Салмана-и-Фарси, распространявшего учение Пророка в Персии. (Данная идентификация, однако, помимо проблемы хронологии, создает много других вопросов, на которые я лично так и не нашла убедительных ответов, поэтому оставляю ее в области легендарного).

Легенда Казахстана гласит, что однажды во время совместной трапезы, на которой присутствовал Арыстан-Баб, Пророк вручил ему косточку хурмы, велев передать ее достойному преемнику Учения по имени Ахмад, и ради выполнения этой миссии одарив Арыстана-Баба необычайным долголетием. (Как пояснил один из друзей, на казахском языке любой экзотический фрукт с мясистой мякотью и косточкой называется хурма. Это могла быть как сама хурма, так и финик, маслина или нечто подобное. Учитывая местность, где жил Пророк, скорее всего легендарной косточкой изначально была именно косточка финика).

Итак, Арыстан-Баб получил предмет силы - аманат, который все это время носил у себя во рту, странствуя из одного места в другое, пока не пришел в местечко Яссы (в наше время город Туркестан на юге Казахстана). Встретив семилетнего Ахмада Ясави, Арыстан-Баб, наконец, узнал в нем индивидуума, предназначенного продолжить учение Пророка, и отдал ему аманат. Вскоре после этого события Арыстан-Баб перешел в лучший мир.
Collapse )

ХАДЖИ АБДУЛГАФУР РАЗЗАК БУХАРИ

...Когда наш дорогой Друг, мастер бухарской миниатюры Давлат Тошев, узнал о том, что мы собираемся встретиться с Хаджи Абдулгафуром, он сказал: «Вы будете у лучшего каллиграфа Бухары».

...Наш узбекский гид, узнав, к кому мы направляемся, сказал: «Устаз Хаджи Абдулгафур - один из самых уважаемых людей в городе, ученый, ведущий преподаватель медресе Мир-и-Араб и хранитель мемориала Бахауддина Накшбанда». Уважительное обращение устаз («старец, наставник») в Узбекистане используют для обращения к религиозным учителям, а титул «Хаджи» ставят перед именами людей, совершивших паломничество – хадж – в Мекку.

...Человек, который устроил эту встречу по нашей просьбе, назвал Хаджи Абдулгафура суфием Накшбанди и народным целителем.

...Один из наших товарищей, пока мы ехали на встречу с Хаджи Абдулгафуром, вспомнил, что слышал о нем как о писателе и когда-то читал его книгу о практиках Накшбанди.

Трудно было поверить, что все из вышеперечисленного может относиться к одному человеку, но все оказалось именно так – наш гостеприимный хозяин Хаджи Абдулгафур Раззак Бухари был всем этим, и еще много чем, что трудно передать словами... но все же попытаюсь.



Collapse )