Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

О суфийском садоводстве

История из реальной жизни про суфийского Учителя и его ученицу из Мексики, которая очень хотела научиться садоводству по суфийскому методу. Она постоянно писала Учителю письма, прося «рецептов» — прислать ей книги, руководства, задавала ему вопросы и т.д. Наконец, Учитель порекомендовал женщине книгу одного известного в Англии специалиста по садоводству, который, как выяснилось потом, был его близким другом. Однако ничего «эзотерического» в книге не было — обычные советы садоводу, хотя, по-видимому, весьма толковые, поскольку книга была популярна. Женщина удивилась и подумала, что таким образом от ее вопросов Учитель просто хотел избавиться. Однако поиски свои продолжила, пытаясь наилучшим образом устроить сад в одной из теккий Мексики, построенной ее группой. При этом советы, изложенные в книге, она-таки применяла.

Со временем, с приобретением опыта, женщина стала понимать, что некоторые растения растут лучше и цветут дольше в определенных сочетаниях с другими растениями. Она также поняла, что какие-то растения, хотя и цветут не так красиво, незаменимы из-за своего запаха, или из-за того, что избавляют от паразитов и болезней другие растения. Само по себе ни одно растение не сделает сада, даже если это самая лучшая роза! Она открыла секрет разнообразия. Кроме того, она обнаружила, что далеко не все растения подходят для условий Мексики, и она научилась применять общие принципы садоводства к местным условиям. Она научилась подбирать цветы в саду таким образом, чтобы, когда отцветали одни цветы, зацветали другие — чтобы сад радовал глаз круглый год (в Мексике это возможно!)

Кроме того, она поняла, что одного цвета или формы для суфийского сада недостаточно. Сад при теккии должен воздействовать одновременно на разные органы восприятия — цветом, сочетанием формы и запаха. Но этого мало — она узнала, что суфийский сад производит разное воздействие в разное время суток — днем, при солнечном свете, воздействие одно, ночью при свете луны, когда ночные цветы начинают издавать аромат — совсем другое. Женщина узнала, как посадить деревья, кусты и устроить маленькие пруды, чтобы привлечь птиц, лягушек и насекомых, которые создают гармоничную акустическую среду, без который сад неполноценен, как неполноценно немое кино.
У суфийского сада должен быть саундтрек!

По мере получения опыта через поиски, эксперименты и углубление теоретического знания, женщина приобщалась к «рецептам», о которых когда-то просила Учителя, и которых тот не мог ей дать. Однако он смог дать ей Силу искать и находить. Если бы Учитель рассказал женщине все о садах испанской Альгамбры и указал: делай раз, делай два — вышло ли что-либо хорошее из этого в Мексике? Может быть, да, может быть, нет. Дав метод, Учитель лишил бы женщину знака вопроса в конце предложения, который открывает дорогу поиску.

Спустя много лет женщина поняла, что по мере того, как росли ее сады, росла она сама.
В этом суть любой Школы, и в этом ее метод.

Знание, которое получила ученица в нашей истории, было универсальным. Понимая законы того, как взаимодействуют растения в саду между собой, с землей, солнцем и космическими влияниями, можно, минуя интеллектуализацию, приблизиться к познанию более глубоких истин — например, о принципах функционирования Традиции.

Это отражено в истории, приведенной Идрисом Шахом в книге «Путь суфиев», которая настолько хороша, что не повредит ее привести еще раз:

САД

Давным-давно, в те времена, когда наука и искусство садоводства еще не были известны людям, жил садовник-учитель. Он не только знал все свойства растений, их питательные, лечебные и эстетические достоинства, но ему также было даровано знание Травы Долголетия и он жил на свете многие сотни лет.

В течение многих поколений посещал он сады и обрабатываемые земли по всему миру. В одном месте он разбил чудесный сад и обучил людей уходу за ним и даже теории садоводства. Но привыкнув к тому, что некоторые растения давали всходы и цвели каждый год, люди скоро забыли, что другие растения нуждаются в сборе семян, что некоторые размножаются черенками, а другим необходим дополнительный полив и так далее. В результате сад постепенно дичал, люди же стали считать его наилучшим садом, какой только возможен на земле.

Неоднократно предоставлявший этим людям возможность учиться садовник в конце концов прогнал их и нанял другую группу работников. Он предупредил их, что если они не будут содержать сад в порядке и изучать его методы, то будут наказаны. Но и они забыли об этом, и, отличаясь леностью, ухаживали только за теми плодами и цветами, выращивание которых не требовало особого труда, допустив то, что все остальные растения погибли. Время от времени к ним приходил кто-то из первых учеников и говорил: «Вам следует делать то-то и то-то». Но их прогоняли прочь, крича вслед: «Это вы отошли от истины в этом вопросе».

Но садовник-учитель не отступал. Где только мог, он закладывал новые сады, однако все они были далеки от совершенства за исключением того, за которым ухаживал он сам со своими главными помощниками. Так как стало известно, что на свете много садов и даже много методов садоводства, люди из разных садов начали посещать другие сады, одобрять, критиковать, спорить.
Писались книги, проводились съезды садовников, садовники ввели между собой разные степени, соответствовавшие тому, что они принимали за истинный порядок старшинства.

Как повелось у людей, затруднение садовников состоит в том, что они слишком легко увлекаются внешним. Они говорят: «Мне нравится этот цветок», — и хотят, чтобы он так же нравился и всем другим. Но цветок этот, несмотря на свою привлекательность или плодовитость, может оказаться сорняком, удушающим другие растения, лекарственные или пищевые, необходимые для поддержания и сохранения и людей, и сада.
Среди этих садовников есть такие, которые предпочитают растения одного определенного цвета. Их они называют «хорошими». Другие заботятся только о растениях, отказываясь следить за дорожками, воротами и даже оградами.

Когда в конце концов древний садовник умер, он оставил человечеству совершенное знание о садоводстве, рассеянное среди людей, понимающих его в соответствии со своими способностями. Таким образом, как наука, так и искусство садоводства, наподобие разделенного наследства, запечатлелись в многочисленных садах, а также в некоторых их описаниях.

Люди, выросшие в том или ином саду, обычно настолько глубоко впитывают в себя как сильные, так и слабые стороны данного мировосприятия, что им уже почти невозможно — как бы они ни пытались --понять, что им нужно вернуться к исходной идее «сада». Они же, в лучшем случае, обычно лишь допускают, отвергают, воздерживаются от оценки, либо ищут то, что они воображают общими факторами.

Время от времени появляются истинные садовники. Но на свете так много полусадов, что, слушая описания истинного сада, люди заявляют: «О, да. Вы говорите о том саде, какой у нас уже есть, или какой мы представляем себе».

Но и имеющиеся, и воображаемые ими сады все несовершенны.
Истинные знатоки, которым не под силу переубедить псевдо-садовников, общаются преимущественно друг с другом, внося в тот или иной сад что-то из общего фонда, что позволяет ему до некоторой степени сохранить свою жизнеспособность.
Они часто вынуждены прибегать к переодеванию, ибо люди, желающие у них учиться, редко сознают, что садоводство — это искусство или наука, лежащая в основе всего, что им доводилось слышать раньше. Так, они задают вопросы типа: «Как мне на этом луке получить более красивый цветок?»

Истинные садовники могут работать с ними, потому что иногда возможно создавать истинные сады на благо всего человечества. Они сохраняются недолго, но только благодаря им возможно действительное изучение и усвоение знания, и люди могут прийти и увидеть, что такое сад на самом деле.