Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ТАЙНЫЙ ОГОНЬ: ЧАСТЬ 1. МАЙСКАЯ РОСА, ИЛИ СЕКРЕТ РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ

…И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше. (Бытие, 27:39)



Одна из самых мистических ветвей Традиции на Западе известна под именем розенкрейцеров. Это Братство никогда не было устойчивой организацией, проявляясь, скорее, как спорадическая внешняя активность скрытого сообщества Посвященных, паттерн которой напоминал синусоиду с «длиной волны» приблизительно в сто лет. Хотя у ордена был мифический основатель по имени Розенкрейц, реальным его зачинателем считают Магистра врачевания и алхимии 16-го века Парацельса.  

Общепринятая этимология наименования розенкрейцеров - от слов Роза и Крест, и она не требует специального разъяснения. Однако мало кто знает, что название ордена - настоящая стеганограмма, где явный, всем очевидный, смысл сочетается с тайным, «для внутреннего пользования». Последний берет начало от латинских слов Ros, роса, и Crucis, тигель. Вот почему аутентичный символ ордена розенкрейцеров - цветок розы с каплями росы на лепестках. 

Однако откуда взялись роса и тигель?

Collapse )

КВАДРАТУРА КРУГА: ВТОРОЙ МАСОНСКИЙ КЛЮЧ

В предыдущей части о Первом Ключе я сказала, что самым коротким путем к познанию тайн Вселенной для человеческого разума является сакральная геометрия. На самом деле есть еще один короткий путь – это алхимия. Если геометрия помогает понять, как Дух нисходит в материю, то Великое Делание имеет дело с обратным - восхождением от материи к Духу. Поэтому Второй Ключ – алхимический, хотя и зашифрован при помощи геометрии.

Строго говоря, этот Ключ нельзя назвать масонским: скорее, розенкрейцеровским. Различие, впрочем, несущественно, потому что Братство Розы и Креста, чьему учению следовал создатель Ключа, немецкий алхимик 16-го века Михаэль Майер, - ветвь от корня той же самой древней Традиции, к которой принадлежали и Строители.

Майер был личным врачом императора Рудольфа II и некоторое время жил при его дворе в Праге, которую этот германский правитель сделал алхимической столицей Европы. Обладавший широчайшими познаниями в области естественных и оккультных наук, Михаэль Майер был также талантливым поэтом и композитором, создававшим музыку по пифагорейским принципам гармонии. Примечательна его дружба с Мастером герметических наук, англичанином Робертом Фладдом, возможно, и передавшим Майеру знание Ключа.

Основной работой Михаэля Майера была «Убегающая Аталанта» (Atalanta Fugiens, 1618) – уникальное в своем роде сочетание алхимических гравюр, стихов, прозы и удивительных по красоте фуг, созданных как музыкальные Триады. Использованный в алхимическом труде Майера «мультимедийный» способ передачи, задействующий одновременно чувства, образное восприятие и рассудок, автор объяснял так:

«...Все необходимо познать интеллектом, привести к нему, как к судье и повелителю, после того, как чувства восприняли это подобно исследователям и посыльным, подобно стражникам, охраняющим врата города».

Хотя все пятьдесят гравюр «Убегающей Аталанты» замечательны, нас будет интересовать только одна - Эмблема 21, потому что геометрический Ключ содержит именно она:


“Fac ex mare et femina circulum inde quadrangulum, hinc triangulum, fac circulum, et habelis lapidem Philosophorum”.
Collapse )

МИСТИЧЕСКАЯ АЛЬГАМБРА: Часть 2. Число, узор и музыка сфер

Впитывай глазами радость, что содержится во мне,
Дивись формой моей и убранством.
Пусть Единый, в Ком нет ни формы, ни меры, придаст форму
Сокровеннейшему из желаний сердца моих создателей.

(надпись на стене Альгамбры, предположительно сочиненная Ибн-аль-Хатибом)

ЧИСЛО В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ

Красота Альгамбры основана на соотношениях и геометрическом дизайне поразительно продуманной утонченности. В ней правят числа Четыре и Семь, а также прогрессия иррациональных чисел √2, √3, √5. Далее мы увидим, почему.

В Части 1 говорилось о том, что на строителей Альгамбры оказали влияние идеи тайного сообщества Традиции, называющего себя Братьями Чистоты (Ихван ас-Сафа). Это Братство действовало в 10 и 11-м веках в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, с центром (предположительно) в Басре. Имена большинства Братьев остались в тайне. Трактаты Ихван-и-Сафа изучались как мистиками, так и учеными, и их влияние, к примеру, на работы великого андалузского суфия Ибн-Араби бесспорно. Совершенно очевидно, что создатели Альгамбры также были последователями Братьев Чистоты.

Основное произведение Ихван ас-СафаРасаил («Письма») было энциклопедией всех известных в то время наук и состояло из 26-ти трактатов или «писем», первый из которых касался чисел, второй – геометрии и третий – астрономии.

Почему все начиналось с числа? Согласно Братьям, «наука чисел является корнем всех других наук, это источник мудрости и отправная точка для любого знания, мать всех других концепций».

(Современная наука непрестанно находит подтверждения этой мысли: математические структуры обнаруживаются во все большем круге природных явлений. Пропорция Золотого Сечения неотделима от процессов формирования тел живых существ и различных биоритмов. Другое универсальное иррациональное число - е неразрывно связано с фунциями роста и экспансии, третье – π – с волновыми процессами. Иррациональные числа √2, √3, √5 составляют основу формирования кристаллических решеток и правят в так называемой «неживой» природе. Оказывается, даже хаотические процессы, казавшиеся лишенными какой-либо закономерности, подчиняются числовой модели! Если где-то числовой закономерности не видно, это скорее всего означает, что вопрос просто пока не изучен до конца...)
Collapse )

МЕДРЕСЕ КАРАТАЙ

В предыдущей заметке я кратко упоминала о суфийских теккиях, построенных в непосредственной близости от текущей воды, а также указала на одну из причин, почему их строители это делали.

В настоящей заметке я бы хотела остановиться на других аспектах использования водного агента в суфийских теккиях, и постараюсь сделать это на примере медресе Каратай, построенного в Конье в начале 13-го века. Это здание было построено прямо над проходящим под ним водным потоком, который был заключен в специальные желоба, проложенные внутри фундамента:



На этой фотографии, сделанной одним из наших Друзей во время турецкого каравана, видны остатки этого желоба и покрывающего его деревянного настила.




Над самым центром медресе Каратай раположен большой полукруглый купол, украшенный геометрическими узорами, выложенными из бирюзовой и черной керамической мозаики. В зените купола расположено круглое отверстие с небольшой башенкой. Внизу, прямо под отверстием в куполе, находится прямоугольный бассейн.



В настоящее время медресе - просто музей, и бассейн пуст, но когда-то, в определенные узловые моменты сочетания земной и космических октав, по ночам он до краев наполнялся водой, которая вбирала в себя излучения луны и звезд.  Дойдя до края, вода устремлялась наружу по специальному изогнутому каналу в небольшой квадратный резервуар с нанесенным на него узором-Накшем (аналогичным узорам мозаики купола) и отверстиями в нескольких местах. Попадая в эти специально устроенные отверстия, вода издавала особые звуки.



Предположительно, наставник рассаживал учеников вокруг бассейна на некотором расстоянии друг от друга, так что в каждой точке звук журчащей воды слышался по-разному, в соответствии с положением сидящего там человека. Воздействие звука было одним из факторов, способствующих выполнению учениками упражнений.

Ниже также привожу отрывок из записей Ирины Хоар относительно системы водных каналов медресе Каратай:

Многофункциональны, как и все объекты Традиции. Некоторые функции оставлены «гибкими», дабы предписываться в соответствии с конкретными нуждами. Как и все подобные объекты, они играют роль резервуаров для энергии, а также передают ее. Данный инструмент отличается от шкатулки или ковра – это направленный канал, который получает или передает энергию в очень узком диапазоне. ... Когда бассейн наполняется, вода издает звук – акустический триггер, который запускает определенные импульсы внутри человека. Два блока заряжены позитивно и негативно и формируют магнитное поле. Если люди находятся в восприимчивом состоянии сознания и памяти, им в этот момент можно преподать длинный поэтический отрывок, и он неизгладимо запечатлится в их памяти. Аппарат очень чувствителен, и, чтобы предотвратить потерю энергии, магнетическая пробка контролирует энергетический поток. Отражение созвездий в водной глади бассейна выполняет функцию коммуникации.

Я не до конца понимаю, что имела в виду Ирина в некоторых местах своего описания, хотя сама видела этот бассейн, но однозначный вывод, к которому человек нашего времени приходит после посещения медресе Каратай - это то, что многие технологии работы с тонкими воздействиями средневековых дервишей, по-видимому, были несравненно сложнее современных, и что они, к сожалению, по большей части утрачены. 

ПУСТЬ СТАНЕТ МЫСЛЬ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ...

Пусть станет мысль Возлюбленной прекрасной,
Прими умом и сердцем благодать,
Что не сравнится с страстию напрасной,
Которую земное тело может дать.

Зачем любви с одной лишь формой поклоняться,
Ее творений нежности любя,
Когда сама Она, раскрыв объятья,
Мгновенья ждет, чтобы принять тебя?

Молитвы слово пусть Любимой станет,
Сбрось мира гнет, мой друг, освободись
От суеты страстей, тенет желаний —
Свободным стань, как верный твой Хафиз.


Хафиз

(из сборника Д.Ладински "Дар")


Перевод © Ассалам, 2014


Художник Эдмунд Дюлак

ТЫ УХОДИШЬ, И Я УЛЫБАЮСЬ...

В продолжение темы о неотождествлении и непривязанности к вещам:

Человек может все иметь и всем, что дарит ему Бог, наслаждаться — всем без исключения — но при одном очень трудном условии. Ни к чему из этого он не должен быть привязан. Как в песне у БГ — «ты уходишь, и я улыбаюсь....»

Мне в связи с этим вспомнилась одна история из фольклора албанских дервишей-бекташи. Орден бекташи, что, в общем-то, нетипично для суфийского Пути, использует аскетические практики в своей работе. Среди бекташей были дервиши, дававшие обет безбрачия, начиная с самого основателя ордена, Хаджи Бекташа.

История такова:

Oдному дервишу-аскету все время оказывала знаки внимания некая женщина, уговаривая его нарушить обет и жениться на ней. Тогда дервиш дал женщине свечу и сказал ей: «Если ты сможешь держать руку над горящей свечой хотя бы пять минут, так, как могу это я, я женюсь на тебе».
Женщина, конечно, не была способна на такое.

Смысл этого образа напрямую относится к вопросу привязанности: если человек, имея что-либо очень желанное, при этом способен «не обжечь руки» - не ставить объект своей привязанности выше Бога в своем сердце, то оно ему будет дано.



Портрет Хаджи Бекташа
На этом изображении замечательны два Живых Существа - Агнец и Укрощенный зверь, похожий на собаку с человеческим лицом, которые мирно сосуществуют, одинаково послушные Человеку. Все трое - и Человек, и Агнец, и Зверь - внутри каждого из нас.

Еще одна деталь изображения, стоящая внимания - двенадцатиконечная звезда на поясе Хаджи Бекташа. Это так называемый таслим-таш или "камень повиновения" (претерпевания), который дервиши-бекташи носили на груди или на поясе, таким образом, чтобы камень находился как раз в месте расположения тонких центров - латаиф. Он делался из особо ценных пород камня, таких, как шахмаксуд или нефрит, обычно бледно-зеленого цвета, иногда также из оникса.

Особая внутренняя сила, вырабатываемая дервишем, претерпевающим лишения и ограничения своего низшего я, может частично сохраняться в камне, который служит своеобразным аккумулятором, а также напоминанием о данных обетах. После смерти Мастера его таслим-таш, как предмет силы, обычно вделывали в стену над входом в теккию, место собраний дервишей. Мы с Друзьями видели такие в ханаке Хаджи Бекташа рядом с селением, названным в его честь, во время турецкого каравана.


Этот - мой!

Нa невольничий рынок мираж
Продал душу твою.

Твоему продавцу: «Этот — мой!»
Вновь и вновь, приходя, говорю.

Зов услышав, в волнении
сердце твое
Моим вторит шагам.

Ты не бойся, печали и злу
Я тебя ни за что не отдам.

Я все золото мира займу
И не постою за ценой,
С рынка рабского выкуплю,

чтобы
Друг мой
вернулся
домой.


Хафиз
(из сборника переложений Хафиза Д.Ладински "Дар")


Дыхание весны. Художник Фрейдун Рассули (Иран), источник


THIS ONE IS MINE

Someone put
You on a slave block
And the unreal bought
You.

Now I keep coming to your owner
Saying,
“This one is mine.”


You often overhear us talking
And this can make your heart leap
With excitement.


Don’t worry
I will not let sadness
Possess you.

I will gladly borrow all the gold
I need
To get you
Back.


Renderings of Hafiz by D.Ladinsky

Перевод
© Copyright: Ассалам, 2014

СУДЬБА ГЛИНЯНОЙ ЧАШКИ

Тот корабль, на котором плывешь ты —
Куда он несется?
В небытье его волны уносят,
Холм могильный
есть пункт назначенья его.

Словно чашка из глины —
подброшена в воздух, она разобьется,
Потому что поймать ее смогших
В мире сем нет, увы, никого.

Когда понял я это, то сразу и без промедленья
Сделал то, что велел мне любимый Друг мой:
Подал я в Его школу на курс заявленье -
С-ног-сшибательный курс
С-ума-сшедшей любви неземной.

Хафиз


(из сборника переложений Хафиза Д.Ладински "Дар")

Перевод
© Ассалам, 2014


Радость единения. Художник Фрейдун Рассули (Иран), источник

Еще кое-что о суфийской алхимии....

(Johann Daniel Mylius, Philosophia reformata, Frankfurt, 1622)

Три субстанции, из которых состоит существо, названы Гермесом духом, душой и телом. Они воплощают ни что иное, как три алхимических начала - Ртуть, Серy и Соль, от коих происходят все остальные элементы. Ртуть есть дух, Сера - душа, а Соль - тело. Между духом и телом, по словам Гермеса, находится душа, которая суть Сера. Она объединяет эти две противоположности - тело и дух, и преображает их в одну сущность. Согласно Гермесy, душа есть медиум, посредством которого дух и тело объединяются в одно. Тело происходит из элементов, душа - из звездной (астральной) материи, а дух - от Бога.   (Парацельс)

Эта немецкая средневековая гравюра изображает алхимика, выполняющего медитацию. Обратите внимание на положение его рук и ног - людям, знакомым с некоторыми дервишескими упражнениями, они могут показаться знакомыми.

Слева и справа от монаха две крылатые фигуры, символизирующие дух (по латыни spiritus) и душу (anima). Две головы в углах картины указывают на стихии, соответствующие душе и духу - огонь, который выдыхает фигура в правом углу, и воздух - в левом. Если бы гравюра была в цвете, то огонь изображался бы красным цветом, а воздух - желтым, цветами, общепринятыми у средневековых алхимиков.

Цитирую Руми по книге Идриса Шаха "Специальные вопросы в изучении суфийских идей", стр.36 (перевод с английского):

Любой "язык" (терминология) может использоваться для описания процесса трансформации человека. Вот почему используются такие общепринятые языки, как язык алхимии, мифов и притч, которые часто описывают психологические процессы, а не исторические явления.




КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ ЗАМЕТКЕ С САЙТА ЭННЕАГОН:


  • 29.04.2010 | 07:36 | AsSalam |

    «Некоторые формы учения прививались в данной культурной среде в течение веков и были оставлены в замаскированном виде, чтобы обеспечить их выживание до того момента, когда, в правильное время, они могут быть усвоены. Мы находим и восстанавливаем функцию этих „носителей сущности“, даже если члены данной культуры считали, что они применялись для целей далеких от их настоящей цели». (Суфийские тексты).

    Так что функцию свою автор гравюры выполнил вполне адекватно. Почему-то мне кажется, что он хорошо знал, что делал. Чтобы бы мы, через 400 лет почти, нашли и восстановили…


    • 29.04.2010 | 11:20 | padawan |

      AsSalam:
      «Мы находим и восстанавливаем функцию этих „носителей сущности“»
      В том то и дело, что восстановить функцию, т.е. указать на правильный смысл символов, могут люди, знающие их значение. Я поэтому и выразил свое сомнение по поводу попыток обнаружения (угадывания) тех или иных символов на гравюре и их значений. Мне кажется, что пытаться восстановить смысл, заложенный в гравюру средневековым автором, сродни попыткам восстановить здание из древних развалин вместо того, чтобы построить новое.



  • 30.04.2010 | 08:28 | AsSalam |

    Padawan: дело в том, что смысл этого изображения людям, ну назовем их дервишами, ясен до мельчайших подробностей. Причем они, все до одного, независимо от их страны, языка, пола и возраста, понимают сущность этого изображения совершенно одинаково. Доказать не могу, поскольку для этого нужно было бы раскрыть некоторые детали, чего я делать не имею права. Поэтому прошу поверить мне на слово. Именно потому я и поместила эту картинку сюда. Дело в том, что это — спецификация, техническое описание суфийского упражнения. Люди, которые это упражнение выполняют, сразу его узнают. Удивительно лично для меня является то, что во-первых, спецификация не изменилась на протяжении 400 лет, во-вторых, что в средневековой Европе люди (которых, возможно, были тысячи) занимались практиками, которые всегда считались «восточными». Были, были там наши люди… всегда были.


Желтое и красное

Это сера в чистом виде.

Это киноварь, которая применяется как сама по себе, так и в качестве сырья для производства ртути. В китайской алхимической традиции, например, чаще в качестве символа встречается именно киноварь, нежели ртуть в чистом виде, а вместо серы часто фигурирует "желтый металл". Но цвета те же - красный и желтый.

Читаем у Идриса Шаха, в книге "Суфии" глава "Секретный язык - Философский камень": "Вся алхимия как таковая, которая стала известна нам с тех времен (со времен суфия Джабира, 8 век) содержит доктрину трех элементов - соли, серы и ртути. Эти три элемента должны быть соединены в правильном соотношении, чтобы произвести Философский Камень. Многими алхимиками, можно сказать, почти всеми, подчеркивалось, что эти субстанции не те, что известны нам как соль, сера и ртуть."

Далее объясняется, что названия субстанций - не что иное как символы некоторых внутренних сил, используемых в процессе "дистилляции духа".  Сера - точнее, ее производные, как и ртуть, - вещества чрезвычайно активные, тогда как соль - пример нейтрального вещества. Активные, пассивные и нейтральные субстанции должны быть смешаны в правильной пропорции в тигле, которым является человеческое существо, с помощью особых техник и упражнений, для того, чтобы получить "философский камень" - квинтэссенцию человеческих возможностей.

Типичным образным выражением духовной сути алхимических процессов, например, является вот эта иллюстрация из немецкого алхимического манускрипта 17 века
:



Здесь для нас интерес представляют два круга наверху иллюстрации, красного и желтого цветов, обозначенные "Огонь" и "Воздух" (в некоторых версиях этого же сюжета они называются, соответственно, Душа - Анима и Дух - Спиритус)

Возвращаясь к суфийской алхимии, можно сказать, чтоо использование соответствующих цветов в качестве символов связано с концепцией латаиф, энергетических центров в тонком теле человека.

Иллюстрацией этой концепции может быть вот эта, чрезвычайно богатая символами средневековая миниатюра, помимо всего прочего, являющаяся полным изложением теории цвета в исламском искусстве:


Бахрам Гюр в Желтом Павильоне. 16 век, миниатюра, приписываемая Шайх-Заде (Музей Искусств Метрополитан, дар А.Смита-Кокрейна, 1913)

Две центральные фигуры на иллюстрации одеты в желтое и красное и олицетворяют дух (желтый цвет) и душу (рух, красный цвет). Бахрам Гюр (искатель) изображен в углу миниатюры - его под руку ведет женская фигура в желтом и красном, символ суфийских упражнений. Три женские фигуры, к которым ведут принца, возрастающие в размерах, по-видимому, символизируют латаиф и обозначены соответственно зеленым (сердце), желтым (левая сторона, интеллект) и красным (правая сторона, душа). Интересно, что латифа души находится за пределами этого мира, что символизируется оградой, за которой стоит женская фигура. Мужчина в зеленом одеянии, протягивающий сосуд с вином - скорее всего, сам Святой Георгий, Хидр - покровитель суфиев. Желтый павильон, где находятся Дух в желтом и Душа в красном, находится над уровнем земли. Пол в павильоне темно-синего цвета, олицетворяющий нафс - низшую природу человека, которая должна быть покорена с помощью упражнений и других практик.