Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ТАЙНЫЙ ОГОНЬ: ЧАСТЬ 1. МАЙСКАЯ РОСА, ИЛИ СЕКРЕТ РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ

…И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше. (Бытие, 27:39)



Одна из самых мистических ветвей Традиции на Западе известна под именем розенкрейцеров. Это Братство никогда не было устойчивой организацией, проявляясь, скорее, как спорадическая внешняя активность скрытого сообщества Посвященных, паттерн которой напоминал синусоиду с «длиной волны» приблизительно в сто лет. Хотя у ордена был мифический основатель по имени Розенкрейц, реальным его зачинателем считают Магистра врачевания и алхимии 16-го века Парацельса.  

Общепринятая этимология наименования розенкрейцеров - от слов Роза и Крест, и она не требует специального разъяснения. Однако мало кто знает, что название ордена - настоящая стеганограмма, где явный, всем очевидный, смысл сочетается с тайным, «для внутреннего пользования». Последний берет начало от латинских слов Ros, роса, и Crucis, тигель. Вот почему аутентичный символ ордена розенкрейцеров - цветок розы с каплями росы на лепестках. 

Однако откуда взялись роса и тигель?

Collapse )

КВАДРАТУРА КРУГА: ВТОРОЙ МАСОНСКИЙ КЛЮЧ

В предыдущей части о Первом Ключе я сказала, что самым коротким путем к познанию тайн Вселенной для человеческого разума является сакральная геометрия. На самом деле есть еще один короткий путь – это алхимия. Если геометрия помогает понять, как Дух нисходит в материю, то Великое Делание имеет дело с обратным - восхождением от материи к Духу. Поэтому Второй Ключ – алхимический, хотя и зашифрован при помощи геометрии.

Строго говоря, этот Ключ нельзя назвать масонским: скорее, розенкрейцеровским. Различие, впрочем, несущественно, потому что Братство Розы и Креста, чьему учению следовал создатель Ключа, немецкий алхимик 16-го века Михаэль Майер, - ветвь от корня той же самой древней Традиции, к которой принадлежали и Строители.

Майер был личным врачом императора Рудольфа II и некоторое время жил при его дворе в Праге, которую этот германский правитель сделал алхимической столицей Европы. Обладавший широчайшими познаниями в области естественных и оккультных наук, Михаэль Майер был также талантливым поэтом и композитором, создававшим музыку по пифагорейским принципам гармонии. Примечательна его дружба с Мастером герметических наук, англичанином Робертом Фладдом, возможно, и передавшим Майеру знание Ключа.

Основной работой Михаэля Майера была «Убегающая Аталанта» (Atalanta Fugiens, 1618) – уникальное в своем роде сочетание алхимических гравюр, стихов, прозы и удивительных по красоте фуг, созданных как музыкальные Триады. Использованный в алхимическом труде Майера «мультимедийный» способ передачи, задействующий одновременно чувства, образное восприятие и рассудок, автор объяснял так:

«...Все необходимо познать интеллектом, привести к нему, как к судье и повелителю, после того, как чувства восприняли это подобно исследователям и посыльным, подобно стражникам, охраняющим врата города».

Хотя все пятьдесят гравюр «Убегающей Аталанты» замечательны, нас будет интересовать только одна - Эмблема 21, потому что геометрический Ключ содержит именно она:


“Fac ex mare et femina circulum inde quadrangulum, hinc triangulum, fac circulum, et habelis lapidem Philosophorum”.
Collapse )

МИСТИЧЕСКАЯ АЛЬГАМБРА: Часть 2. Число, узор и музыка сфер

Впитывай глазами радость, что содержится во мне,
Дивись формой моей и убранством.
Пусть Единый, в Ком нет ни формы, ни меры, придаст форму
Сокровеннейшему из желаний сердца моих создателей.

(надпись на стене Альгамбры, предположительно сочиненная Ибн-аль-Хатибом)

ЧИСЛО В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ

Красота Альгамбры основана на соотношениях и геометрическом дизайне поразительно продуманной утонченности. В ней правят числа Четыре и Семь, а также прогрессия иррациональных чисел √2, √3, √5. Далее мы увидим, почему.

В Части 1 говорилось о том, что на строителей Альгамбры оказали влияние идеи тайного сообщества Традиции, называющего себя Братьями Чистоты (Ихван ас-Сафа). Это Братство действовало в 10 и 11-м веках в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, с центром (предположительно) в Басре. Имена большинства Братьев остались в тайне. Трактаты Ихван-и-Сафа изучались как мистиками, так и учеными, и их влияние, к примеру, на работы великого андалузского суфия Ибн-Араби бесспорно. Совершенно очевидно, что создатели Альгамбры также были последователями Братьев Чистоты.

Основное произведение Ихван ас-СафаРасаил («Письма») было энциклопедией всех известных в то время наук и состояло из 26-ти трактатов или «писем», первый из которых касался чисел, второй – геометрии и третий – астрономии.

Почему все начиналось с числа? Согласно Братьям, «наука чисел является корнем всех других наук, это источник мудрости и отправная точка для любого знания, мать всех других концепций».

(Современная наука непрестанно находит подтверждения этой мысли: математические структуры обнаруживаются во все большем круге природных явлений. Пропорция Золотого Сечения неотделима от процессов формирования тел живых существ и различных биоритмов. Другое универсальное иррациональное число - е неразрывно связано с фунциями роста и экспансии, третье – π – с волновыми процессами. Иррациональные числа √2, √3, √5 составляют основу формирования кристаллических решеток и правят в так называемой «неживой» природе. Оказывается, даже хаотические процессы, казавшиеся лишенными какой-либо закономерности, подчиняются числовой модели! Если где-то числовой закономерности не видно, это скорее всего означает, что вопрос просто пока не изучен до конца...)
Collapse )

TABULA SMARAGDINA - ИЗУМРУДНАЯ СКРИЖАЛЬ ГЕРМЕСА ТРИСМЕГИСТА

Уважаемый собеседник, во время нашего обсуждения Вы сказали, что текст Изумрудной Скрижали показался Вам непонятным, что для меня совсем не удивительно. Скрижаль Гермеса невозможно постичь, читая, как обычный текст. Каждая ее фраза требует размышления, медитации - возможно, в течение ряда лет. Некоторые алхимики всю жизнь держали этот текст где-нибудь рядом, на видном месте, чтобы взгляд время от времени останавливался на нем.

Поскольку фигура Тота - Гермеса Трисмегиста (в исламской традиции его принято называть Идрисом), считающегося родоначальником сакрального знания, мне глубоко близка, я даже почитаю его кем-то вроде покровителя... и египетский портрет Тота-Гермеса с головой птицы-ибиса много лет встречает меня в моей комнате, я решила, в рамках нашей беседы, посвятить эту заметку Изумрудной Скрижали.

На понимание отдельных фраз герметического текста Скрижалей у меня ушло от трех до пяти лет. Это была работа не с книжкой, конечно, но последовательное приобретение опыта внутренней трансмутации, чтение других книг, активные размышления. Хотя я не могу проделать аналогичную работу за кого-либо, попытаюсь, тем не менее, подсказать одну вещь, которая может помочь в понимании текста Гермеса.

Изумрудную Скрижаль нельзя читать, как привычные нам тексты, где нечто излагается в прямой последовательности от А до Я, от начала до конца. Он хитроумно составлен из трех элементов,  которые переплетены между собой в очень сложном узоре.

Первая и последняя фраза Скрижали как бы стоят в стороне от остального содержания. Они начинают и замыкают круг, как команды BEGIN и END в компьютерном алгоритме.    

Собственно узор начинается со второй фразы. Три составляющие его элемента становятся очевидными, если выделить соответствующие части текста разными цветами.

Первая из составляющих описывает нисходящую октаву Творения, схождение духа в материю. Вторая – восходящую октаву трансмутации - эволюцию, Великое Делание, путь из терний к звездам. Третий элемент, действующий как уравновешивающая сила, объединяет и первую, и вторую части в единое целое («Так создан мир»).

Это и есть три части знания Гермеса Триждывеликого обо всем мире. И это, в принципе, все, что человек когда-либо сможет узнать. Если то, что он открывает для себя через астрономию, физику, химию, математику, биологию или любую науку, хорошо укладывается в дух этого текста – значит, человек на правильном пути.

Здесь есть законы Вселенной, которые современная наука или философия уже сформулировала, либо только подходит к их пониманию – монизм, двуединство, тройственность, фрактальность, принцип эволюции...

Здесь есть все эзотерические законы и принципы, включая алхимические, теургические. Если до конца постичь этот текст, можно прочитать любую сакральную диаграмму – от магического квадрата до эннеаграммы.

Здесь дан метод для внутреннего преобразования, который по-разному формулируют различные духовные школы – он очень простой, но работающий... если его применять, конечно.

И что же это за таинственная вещь, о которой говорит Скрижаль?

А эта вещь и есть Гермес-Меркурий, квинтэссенция или Вездесущий Элемент.

В общем, слово Гермесу...


Истинно, без тени лжи, достоверно и истинно в высшей степени.
То, что внизу, подобно тому, что наверху, и то, что наверху, подобно тому, что внизу, замыкая круг чуда Единства.
И подобно тому как все вещи низошли из Единого по замыслу Единого, так все вещи появляются из этой одной вещи путем приспособления.  
Солнце – ее отец, Луна – ее мать. Ветер носил ее в своем чреве, земля ее вскормила.
Эта вещь – отец всяческого совершенства в мире. Сила ее остается совершенной, даже когда она нисходит в землю.
Ты должен отделить землю от огня, тонкое от грубого, осторожно и с великим искусством.
Эта вещь восходит от земли к небу и снова нисходит на землю, получая силу как высших, так и низших вещей мира.
Так ты приобретешь славу всего мира, и темнота отойдет от тебя.
Эта вещь – сила любой силы, ибо она восходит выше самой утонченной вещи и пронизывает самую твердую вещь. Так создан мир.
Так возможно приобщиться к чудесам приспособления, в соответствии с данным здесь методом.
Поэтому я зовусь Гермес ТРИЖДЫвеликий, обладающий ТРЕМЯ ЧАСТЯМИ знания обо всем мире.
Сим мною завершено то, что должно было быть сказано о Работе Солнца.

МЕДРЕСЕ КАРАТАЙ

В предыдущей заметке я кратко упоминала о суфийских теккиях, построенных в непосредственной близости от текущей воды, а также указала на одну из причин, почему их строители это делали.

В настоящей заметке я бы хотела остановиться на других аспектах использования водного агента в суфийских теккиях, и постараюсь сделать это на примере медресе Каратай, построенного в Конье в начале 13-го века. Это здание было построено прямо над проходящим под ним водным потоком, который был заключен в специальные желоба, проложенные внутри фундамента:



На этой фотографии, сделанной одним из наших Друзей во время турецкого каравана, видны остатки этого желоба и покрывающего его деревянного настила.




Над самым центром медресе Каратай раположен большой полукруглый купол, украшенный геометрическими узорами, выложенными из бирюзовой и черной керамической мозаики. В зените купола расположено круглое отверстие с небольшой башенкой. Внизу, прямо под отверстием в куполе, находится прямоугольный бассейн.



В настоящее время медресе - просто музей, и бассейн пуст, но когда-то, в определенные узловые моменты сочетания земной и космических октав, по ночам он до краев наполнялся водой, которая вбирала в себя излучения луны и звезд.  Дойдя до края, вода устремлялась наружу по специальному изогнутому каналу в небольшой квадратный резервуар с нанесенным на него узором-Накшем (аналогичным узорам мозаики купола) и отверстиями в нескольких местах. Попадая в эти специально устроенные отверстия, вода издавала особые звуки.



Предположительно, наставник рассаживал учеников вокруг бассейна на некотором расстоянии друг от друга, так что в каждой точке звук журчащей воды слышался по-разному, в соответствии с положением сидящего там человека. Воздействие звука было одним из факторов, способствующих выполнению учениками упражнений.

Ниже также привожу отрывок из записей Ирины Хоар относительно системы водных каналов медресе Каратай:

Многофункциональны, как и все объекты Традиции. Некоторые функции оставлены «гибкими», дабы предписываться в соответствии с конкретными нуждами. Как и все подобные объекты, они играют роль резервуаров для энергии, а также передают ее. Данный инструмент отличается от шкатулки или ковра – это направленный канал, который получает или передает энергию в очень узком диапазоне. ... Когда бассейн наполняется, вода издает звук – акустический триггер, который запускает определенные импульсы внутри человека. Два блока заряжены позитивно и негативно и формируют магнитное поле. Если люди находятся в восприимчивом состоянии сознания и памяти, им в этот момент можно преподать длинный поэтический отрывок, и он неизгладимо запечатлится в их памяти. Аппарат очень чувствителен, и, чтобы предотвратить потерю энергии, магнетическая пробка контролирует энергетический поток. Отражение созвездий в водной глади бассейна выполняет функцию коммуникации.

Я не до конца понимаю, что имела в виду Ирина в некоторых местах своего описания, хотя сама видела этот бассейн, но однозначный вывод, к которому человек нашего времени приходит после посещения медресе Каратай - это то, что многие технологии работы с тонкими воздействиями средневековых дервишей, по-видимому, были несравненно сложнее современных, и что они, к сожалению, по большей части утрачены. 

ТЫ УХОДИШЬ, И Я УЛЫБАЮСЬ...

В продолжение темы о неотождествлении и непривязанности к вещам:

Человек может все иметь и всем, что дарит ему Бог, наслаждаться — всем без исключения — но при одном очень трудном условии. Ни к чему из этого он не должен быть привязан. Как в песне у БГ — «ты уходишь, и я улыбаюсь....»

Мне в связи с этим вспомнилась одна история из фольклора албанских дервишей-бекташи. Орден бекташи, что, в общем-то, нетипично для суфийского Пути, использует аскетические практики в своей работе. Среди бекташей были дервиши, дававшие обет безбрачия, начиная с самого основателя ордена, Хаджи Бекташа.

История такова:

Oдному дервишу-аскету все время оказывала знаки внимания некая женщина, уговаривая его нарушить обет и жениться на ней. Тогда дервиш дал женщине свечу и сказал ей: «Если ты сможешь держать руку над горящей свечой хотя бы пять минут, так, как могу это я, я женюсь на тебе».
Женщина, конечно, не была способна на такое.

Смысл этого образа напрямую относится к вопросу привязанности: если человек, имея что-либо очень желанное, при этом способен «не обжечь руки» - не ставить объект своей привязанности выше Бога в своем сердце, то оно ему будет дано.



Портрет Хаджи Бекташа
На этом изображении замечательны два Живых Существа - Агнец и Укрощенный зверь, похожий на собаку с человеческим лицом, которые мирно сосуществуют, одинаково послушные Человеку. Все трое - и Человек, и Агнец, и Зверь - внутри каждого из нас.

Еще одна деталь изображения, стоящая внимания - двенадцатиконечная звезда на поясе Хаджи Бекташа. Это так называемый таслим-таш или "камень повиновения" (претерпевания), который дервиши-бекташи носили на груди или на поясе, таким образом, чтобы камень находился как раз в месте расположения тонких центров - латаиф. Он делался из особо ценных пород камня, таких, как шахмаксуд или нефрит, обычно бледно-зеленого цвета, иногда также из оникса.

Особая внутренняя сила, вырабатываемая дервишем, претерпевающим лишения и ограничения своего низшего я, может частично сохраняться в камне, который служит своеобразным аккумулятором, а также напоминанием о данных обетах. После смерти Мастера его таслим-таш, как предмет силы, обычно вделывали в стену над входом в теккию, место собраний дервишей. Мы с Друзьями видели такие в ханаке Хаджи Бекташа рядом с селением, названным в его честь, во время турецкого каравана.


Желтое и красное

Это сера в чистом виде.

Это киноварь, которая применяется как сама по себе, так и в качестве сырья для производства ртути. В китайской алхимической традиции, например, чаще в качестве символа встречается именно киноварь, нежели ртуть в чистом виде, а вместо серы часто фигурирует "желтый металл". Но цвета те же - красный и желтый.

Читаем у Идриса Шаха, в книге "Суфии" глава "Секретный язык - Философский камень": "Вся алхимия как таковая, которая стала известна нам с тех времен (со времен суфия Джабира, 8 век) содержит доктрину трех элементов - соли, серы и ртути. Эти три элемента должны быть соединены в правильном соотношении, чтобы произвести Философский Камень. Многими алхимиками, можно сказать, почти всеми, подчеркивалось, что эти субстанции не те, что известны нам как соль, сера и ртуть."

Далее объясняется, что названия субстанций - не что иное как символы некоторых внутренних сил, используемых в процессе "дистилляции духа".  Сера - точнее, ее производные, как и ртуть, - вещества чрезвычайно активные, тогда как соль - пример нейтрального вещества. Активные, пассивные и нейтральные субстанции должны быть смешаны в правильной пропорции в тигле, которым является человеческое существо, с помощью особых техник и упражнений, для того, чтобы получить "философский камень" - квинтэссенцию человеческих возможностей.

Типичным образным выражением духовной сути алхимических процессов, например, является вот эта иллюстрация из немецкого алхимического манускрипта 17 века
:



Здесь для нас интерес представляют два круга наверху иллюстрации, красного и желтого цветов, обозначенные "Огонь" и "Воздух" (в некоторых версиях этого же сюжета они называются, соответственно, Душа - Анима и Дух - Спиритус)

Возвращаясь к суфийской алхимии, можно сказать, чтоо использование соответствующих цветов в качестве символов связано с концепцией латаиф, энергетических центров в тонком теле человека.

Иллюстрацией этой концепции может быть вот эта, чрезвычайно богатая символами средневековая миниатюра, помимо всего прочего, являющаяся полным изложением теории цвета в исламском искусстве:


Бахрам Гюр в Желтом Павильоне. 16 век, миниатюра, приписываемая Шайх-Заде (Музей Искусств Метрополитан, дар А.Смита-Кокрейна, 1913)

Две центральные фигуры на иллюстрации одеты в желтое и красное и олицетворяют дух (желтый цвет) и душу (рух, красный цвет). Бахрам Гюр (искатель) изображен в углу миниатюры - его под руку ведет женская фигура в желтом и красном, символ суфийских упражнений. Три женские фигуры, к которым ведут принца, возрастающие в размерах, по-видимому, символизируют латаиф и обозначены соответственно зеленым (сердце), желтым (левая сторона, интеллект) и красным (правая сторона, душа). Интересно, что латифа души находится за пределами этого мира, что символизируется оградой, за которой стоит женская фигура. Мужчина в зеленом одеянии, протягивающий сосуд с вином - скорее всего, сам Святой Георгий, Хидр - покровитель суфиев. Желтый павильон, где находятся Дух в желтом и Душа в красном, находится над уровнем земли. Пол в павильоне темно-синего цвета, олицетворяющий нафс - низшую природу человека, которая должна быть покорена с помощью упражнений и других практик.

Три равно Один

Мой Возлюбленный - Триедин,
Троица он, и все же один,
Троичность, что есть проявленье всего,
На деле - не более Одного.


Ибн-Араби, суфийский поэт 13-го века


Нижеприведенная фотография была сделана в Нотр-Дам де Пари (Соборе Парижской Богоматери). Как известно, собор был духовным центром одного из сообществ герметической Традиции в течение ряда веков. А именно, центром уникальной Школы, чьим методом обучения и образного выражения Учения о внутренней трансформации человека была алхимия. Нотр-Дам де Пари буквально пропитан алхимическим духом и полон символов, имеющих алхимическое происхождение. (Если кто-то интересуется, более подробно об этом можно прочитать у Фулканелли в "Тайне готических соборов" ).  В данном сообщении мне хотелось бы немного рассказать только об одном изображении в Нотр-Дам, которое имеет прямое отношение к вопросу о Трех Силах, или, если хотите, гурджиевской формуле С + O + N = H.

Эта скульптура, отлитая из бронзы, находится в одном из притворов собора, и представляет собой, насколько я могла воспринять, квинтэссенцию алхимического учения. (Если когда-нибудь попадете в Нотр-Дам, или другой средневековый собор Европы, имеющий связь с Традицией, не придавайте большого значения надписям для туристов - они часто только вводят в заблуждение. Попробуйте установить контакт с силой этого места - она действует безошибочно. Помните, как говорил Насреддин: "Ты кому веришь больше - мне или ослу?")

В основании скульптуры располагается Дракон, крылатый Змей, символизирующий первичную материю, подвергающуюся алхимической трансформации. Над ним находятся фигуры двенадцати апостолов Христа, двенадцати базовых качеств, или состояний, которые можно рассматривать как символ двенадцати стадий алхимического процесса. Еще выше располагаются четыре фигуры - они не очень хорошо различимы на фотографии, поэтому я их опишу. Это головы Льва, Быка, Орла и Ангела - так называемых "Четырех Живых Существ" (Four Living Creatures) Нового Завета. К ним мы вернемся, чуть позже. И, наконец, увенчивает скульптуру фигура расправившего крылья орла - символ эликсира, философского камня, результата внутренней работы Алхимика.





А вот еще более древняя скульптура из Лувра - это знаменитый так называемый крылатый бык из Ассирии. Такие фигуры стояли у входов в храм, и даже у городских ворот - они были символическими (и фактическими) защитниками и хранителями тонкой энергии города. Интересно, что у него пять ног - то есть если смотреть сбоку, кажется, что он движется, а если спереди, то кажется, что стоит неподвижно. Хранитель в движении и неподвижен в то же самое время. Гениальное средство передачи идеи, что нечто существует одновременно во времени и вне времени.

Но сейчас не об этом. Сейчас я просто хочу обратить внимание собеседников на то, что хранители имели черты нескольких живых существ - голову Льва, тело Быка, крылья Орла и лицо Ангела (рога над головой в древней Месопотамии изображались только как знак небесных или святых существ - аналогично нимбу святых в средневековом искусстве). Таким образом, они были Совершенными Существами, синтезировавшими качества, символически обозначенными тремя животными - силой и упорством Быка, страстностью и бесстрашием Льва, зоркостью и видением Орла.




Теперь давайте посмотрим на третье изображение. Эта та самая листовка, которую описал П.Д.Успенский в "Поисках чудесного". Де Зальцман нарисовал ее в Тифлисе по инструкциям Г.И.Гурджиева, а Беннетт использовал на своих лекциях. Последние, впрочем, я бы читала, как говорится, с щепоткой соли, хотя там тоже много интересных вещей. Фотография очень плохого качества - но другой у меня, к сожалению, нет, поэтому опишу, что там изображено.

В центре находится круг, сформированный уроборосом - змеем, кусающим собственный хвост - символом любого циклического процесса. Внутри круга находится эннеаграмма, какой ее привел Успенский в своей книге. В вершинах треугольника 3-6-9 на эннеаграмме расположены три новозаветные Живые Существа - Лев (в точке 3), Бык (в точке 6), Орел (в точке 9). В каком-то смысле можно воспринимать их как выражение трех сил в человеке - чувств (эмоции), ощущений (тело) и разума (интеллект). От Орла видны только крылья и чуть-чуть голова, потому что его заслоняет лицо Ангела - четвертого Живого Существа.
Справа и слева от круга находятся символы двух противоборствующих сил в природе и в человеке - Дьявол и Архангел (может быть, Люцифер и Архангел Михаил?) - что занимательно, однако, оба с крыльями.

Лев и Бык на эннеаграмме также изображены в позах противостояния, они как бы сталкиваются лбами. Орел находится между ними в уравновешивающей позиции. Все три Живых Существа, с другой стороны, изображены так, как если бы все они были частями Ангела. Ангел как бы обнимает, вбирает в себя всех остальных. Если бы была возможность поместить изображение не на плоскость, а в трехмерном пространстве, Ангел был бы вершиной тетраэдра, расположенной в плоскости выше остальных трех точек, но равно связанной со всеми из них.




Не знаю, как вы, а я прочитала это так:

"Три Живыx Существа, находящиеся в правильном соотношении, порождают четвертое - Ангела, содержащего всех трех, но не являющегося ни одним из них."

Либо так: "Три Силы, сгармонизированные правильным образом и задействованные в правильное время, порождают результат, синтез Трех Сил - Одно".


"Над твердью голубой есть город золотой...."

"КОСМИЧЕСКИЙ ГОСТ": Часть III. МАГИЧЕСКИЙ КВАДРАТ И КЛЮЧИ МАТРИЦЫ

Мне кажется, нам не уйти далеко,                                              
Мне кажется, мы взаперти.                                                          
У каждого есть свой город и дом,                                                         
И мы пойманы в этой сети.                                                           

БГ, «Гость»                                                                                                                   


В тот момент, когда ты вошел
В этот мир форм,
Перед тобой поставили
Лестницу для побега.

Руми

Ты удивляешь меня – ты, беспокоящийся о том, что я обременяю тебя изучением непрактичных предметов. Данное сомнение свойственно не только посредственным умам – все люди испытывают трудность в понимании того, что путем изучения сих предметов, как с помощью инструментов, мы очищаем око души, мы возжигаем новый огонь в органе, который был скрыт и как бы приглушен тенями других наук. Это око, сохранение которого важнее десяти тысяч других глаз, потому что им, и только им, мы воспринимаем истину.

                                                                                                                                                    Платон, «Республика»

Изложенное в этой третьей Части  – дань моему многолетнему увлечению древними объектами Знания, которые называют магическими квадратами.

Начну, как принято, с истории вопроса.

Магический квадрат 3 х 3 клетки использовал в своей работе великий суфийский ученый и алхимик Джабир Ибн Хайян. В частности, он использовал квадрат как схему, приводящую в баланс разные элементы и химические вещества. В квадрате Джабира, правда, в соответствии с арабской системой абджад вместо чисел были буквы.


Магический квадрат Джабира

(Дервишеские талисманы, которые нередко можно встретить в Азии, также являются магическими квадратами разного типа, в которых вместо цифр используются арабские буквы. Если они вам попадутся где-нибудь на восточных развалах  – вспомните Джабира :).

Ибн Хайян, однако, был далеко не первым, кто использовал магический квадрат – как известно, знание о нем существовало за несколько тысяч лет до нашей эры в Древнем Китае. Китайцы называли магический квадрат Ло-Шу, поскольку, согласно легенде,  этот паттерн первопредок Фу-Си увидел на панцире мистической черепахи, появившейся из реки Ло.


Ло-Шу

Магический квадрат включил в свою знаменитую гравюру иезуит и знаток Востока Атанасиус Кирхер, о котором я писала здесь.  На гравюре, ставшей обложкой книги Кирхера «Арифмология» («Наука о Числах и Пропорциях»), ангел высоко в небесах держит магический квадрат 3 х 3 с надписью Numero, что на латыни означает «число» или «считать».

В своей книге «Суфии» Идрис Шах приводит магический квадрат в таком виде:

4       9       2

3       5       7

8       1       6

Там же содержится описание математических свойств этой универсальной диаграммы.  Они всем известны – сумма цифр квадрата по всем диагоналям, а также горизонтальным и вертикальным рядам равна 15.

Мистическая сущность магического квадрата легче усваивается, если записать его в следующем виде, приняв центральную цифру пять за ноль, точку отсчета:

-1       +4       -3

-2         0       +2

+3       -4       +1

Подобное представление передает идею системы, все элементы которой, отличаясь друг от друга свойствами, тем не менее в целом находятся в состоянии динамического равновесия (гомеостаза). Что еще более важно, этот символ передает идею Единства - или как сказал бы суфий Джабир, таухид - потому что у него есть единый центр  – точка 0. (Чуть ниже мы убедимся, что это может быть и совсем по-другому).

Магический квадрат 3 х 3, которым пользовались древние, есть всего лишь начало, семя огромного семейства магических квадратов. Более сложные магические квадраты можно получить из первоначального семени, наращивая внешние ряды – вот таким образом:

Магический квадрат порядка 5 х 5

-7       +12     -8       -6         +9

-5      -1       +4        -3     +5

+10    -2        0      +2    -10

+11    +3        -4       +1    -11

-9       -12      +8        +6      +7

Магический квадрат порядка 7 х 7

+17    +14     +16   +18    -22     -24       -19

-23    -7       +12     -8       -6        +9    +23

-21      -5      -1       +4       -3     +5    +21

-20      +10   -2         0      +2      -10    +20

+15    +11   +3       -4       +1     -11    -15

+13     -9       -12      +8      +6      +7   -13

+19     -14     -16      -18     +22    +24    -17

И так далее – порядок квадрата можно увеличивать до бесконечности. (Если кому-то захочется продолжить построение магических квадратов, можно использовать вот эту простую программу - идите до конца страницы в раздел Make Squares и следуйте инструкциям).

...Но вернемся к основному вопросу темы: почему люди Знания считали магический квадрат таким важным символом? Возможно, в нем они видели принцип мироустройства, а также принцип устройства любой устойчивой системы (включая человека), выраженный через числовые отношения.

Числа в магическом квадрате как бы представляют разные части Вселенной. Каждый объект в космосе имеет свое, присущее только ему, число. Можно принять Галактический Центр за нулевую точку, начало координат.  Все другие части, выраженные числами, будут математически связаны с единым центром – точкой 0, от которой идет отсчет, и сбалансированы относительного этого центра. Иначе говоря, если где-то во Вселенной есть объект, свойства которого можно описать числом плюс 888888, то непременно – для баланса – где-то должен существовать и объект числом минус 888888. Если существуют звезды, активно излучающие энергию, то должны существовать и черные дыры, так же активно ее вбирающие.

Или, как сказано в герметической книге Кибалион:

«Все является частью дуальности, и все обладает полярностью. Каждая вещь имеет противоположную ей пару. Противоположности являются равными по природе, но обладают различными знаками. Крайности притягивают друг друга, поэтому всякая истина является лишь одной стороной истины, и все парадоксы имеют примиряющее их решение».

Примиряющее решение для всех противоположных чисел магического квадрата – точка ноль. Она и есть таинственная середина парадокса - никогда не видимая, всегда присутствующая.

Замечательной чертой всех квадратов нечетных порядков будет и свойство подобия (фрактальности): меньшие могут вкладываться в бОльшие, как матрешки, при этом не меняя своих свойств - что мы и видим в вышеприведенных примерах.

Сумма цифр в каждом из вложенных друг в друга, как матрешки, квадратов будет равна нулю. Это означает (на языке чисел) следующее: каждый из квадратов находится в динамическом равновесии и представляет из себя самодостаточную целостность, что не мешает ему при этом быть гармоничной частью чего-то Большего и в точности похожим на это Большее. Сумма чисел по диагонали, вертикали и горизонтали любого квадрата также всегда будет равна нулю, что позволяет соблюдать принцип Единства и принцип динамического равновесия.

Итак, главная черта вышеприведенных квадратов, важность которой трудно преувеличить – свойство единства.

Существует, однако, другое семейство магических квадратов, в которых свойство единства отсутствует.

За пару столетий до Атанасиуса Кирхера в Европе магическими квадратами занимались как минимум двое посвященных – Корнелиус Агриппа и Альбрехт Дюрер.  Загадочная гравюра Дюрера «Меланхолия I»  была оставлена им как ключ к некоторым Божественным мерам и весам. Дюрер был одним из первых в средневековой Европе, кто изучал пропорцию золотого сечения, он также владел знаниями других священных мер, о чем свидетельствует странный неправильной формы многогранник, изображенный в «Меланхолии». Среди прочих предметов там им был изображен и магический квадрат. Он был составлен таким образом, что в его нижней строке даже был отражен год создания гравюры – 1514.

«Меланхолия» сильно заинтересовала и озадачила меня во время посещения дома-музея Дюрера в Нюрнберге.  Магический квадрат - центральный объект «Мелахолии» и, возможно, главный плод исследований художника,  принципиально отличался от квадрата Джабира Ибн Хайяна и Корнелиуса Агриппы (и Ло-Шу). Далее мы увидим, почему.

Магический квадрат Дюрера, изображенный на «Меланхолии», имел порядок 4 х 4, и выглядел вот таким образом:

16     3      2     13

5      10    11      8

9      6       7     12

4     15     14      1

Сумма чисел квадрата на любой горизонтали, вертикали и диагонали равна 34. Эта сумма также встречается во всех угловых квадратах 2×2, в центральном квадрате, в квадрате из угловых клеток, в квадратах, построенных «ходом коня» и т.д. В смысле передачи идеи динамического равновесия и баланса этот квадрат не только не уступает, но даже превосходит квадрат Ло-Шу. Так в чем же разница?

Разница в том, что у этого квадрата нет единого центра. Такой тип квадрата называется четным: он не имеет цифры, которую можно было бы принять за начало координат и относительно которой можно было бы уравновесить все остальные части квадрата!  Он на языке чисел иллюстрирует идею отсутствия Единства, идею отделенности, множественности. Все четыре части квадрата Дюрера являются сбалансированными внутри себя и замкнутыми в себе, они как бы «не нуждаются» в едином центре. Если мы соединим два квадрата между собой, то получим схему, по принципу очень напоминающую функционирование человеческого мозга, где два полушария - по сути дела представляющие из себя два самостоятельных мозга - соединяются друг с другом с помощью посредника – мозолистого тела.

16     3      2     13     16     3      2     13

5      10    11          5     10    11      8

9      6       7     12       9     6       7     12

4     15     14      1        4     15     14      1

Глядя на мир, существо с такой структурой сознания будет воспринимать его как состоящий из отдельных, не связанных между собой объектов. Оно будет не в состоянии воспринимать Единство, поскольку его сознание не имеет связи с центром, нулевой точкой. Слово майя, означающее «иллюзорный мир», изначально на санскрите означало «сила разделения», «разделенный ум».

Если пойти дальше и «размножить» квадрат, то получится вот такая Сеть сознания с отдельными обособленными ячейками:

16     3      2     13   16     3      2     13    16     3      2     13   16     3      2     13  

5      10    11     5     10    11     5      10    11     5     10    11      8 

9      6       7     12  9     6       7     12  9     6       7     12   9    6       7     12

4     15     14      1   4     15     14      1    4     15     14      1   4     15     14     1

16     3      2     13  16     3      2     13   16     3      2     13   16     3      2     13 

5      10    11     8 5     10    11        10    11     8 5     10    11      8

9      6       7     12  9     6       7     12  9    6       7     12  9    6       7     12 

4     15     14      1  4     15     14      1    4     15     14      1  4     15     14      1 

В какую бы сторону по этой сетке мы ни двигались, мы нашли бы те же обособленные части с суммой цифр 34. Обособленные квадраты тем не менее, могут понимать друг друга, «сообщаясь» на всеобщем языке Сети, «языке 34», через «посредников» - такие же квадраты с суммой цифр 34, образующиеся на стыке двух соседних (они выделены подчеркиванием). Однако посредники не то же самое, что уравновешивающая сила (примиряющее решение для парадокса), какой является ноль в середине магических квадратов нечетных порядков.

Такую сеть разделенных и обособленных сознаний невозможно создать, используя в качестве основы магические квадраты, у которых есть единый центр.

Если бы какой-то злой волшебник захотел придумать сеть сознания, которая создавала бы иллюзию настоящего мира – иллюзию настолько правдоподобную, что ее трудно было бы отличить от реальности, но которая все же оставалась бы нереальной, - он вполне мог бы использовать подобную идею. Конечно, коды его сети – Матрицы - были бы на порядки сложнее, но базовый принцип оставался бы похожим: возможность коммуникации между частями Матрицы, но отсутствие Единого центра.

Может ли быть, что, помещая песочные часы рядом со своим магическим квадратом,  Дюрер оставил намек на его связь с преходящим и иллюзорным миром, в котором мы оказались?  Песочные часы часто встречались в гравюрах Дюрера как символ бренности жизни.  Возможно, он думал о всех нас, попавших в сети нереального мира, о людях, «по ком звонит колокол» над квадратом?

В отличие от Дюрера, поместившего квадрат Матрицы под колоколом и рядом с песочными часами, Атанасиус Кирхер отдал свой магический квадрат 3 х 3 в руки ангела в небесной выси, вполне ясно давая понять, на каких числовых соотношениях основан мир другой, истинной Реальности....

Работы Дюрера отражают его причастие к сакральному Знанию. На нескольких гравюрах, в довольно неожиданных местах, художник поместил изображение чертополоха, которое искусствоведы объясняют причинами самыми нелепыми, в то время как истинной причиной может являться указание на принадлежность автора к одному из братств Традиции. Братство Чертополоха было одним из средневековых тайных обществ, корни которого идут от шотландских тамплиеров.  Позднее члены ордена носили плащи зеленого цвета и знак в виде восьмиугольной звезды.  

...Я стою на пороге бывшего дома Альбрехта Дюрера и смотрю на угол здания наискосок, где скульптурный Архангел Михаил попирает ногами и поражает копьем крылатого Змея. Уже собираясь уходить, я бросаю взгляд на увеличенную копию знаменитого автопортрета хозяина дома, висящую на входе, и застываю. Кто же ты, Господин Меланхолик? Внимательный, серьезный взгляд, лицо, на котором почему-то трудно представить улыбку. «Меланхолия» - тоже автопортрет, квинтэссенция Знания художника. Ключ к какой тайне ты хотел передать нам, потомкам, оставив свой магический символ?

«Ты узнаешь позже. Но важно не это».

«Что же важно?»

«Лестница с семью ступенями. Она ведет за пределы заколдованной сети квадрата, к свободе от мира меланхолии».

«Как найти эту лестницу, Господин Меланхолик?»

«Ты не нащупаешь лестницу, живя разумом, потому что он создан двойственным. Первая ступень лестницы начинается в сердце. Полезно размышлять над тем, почему у человека два мозга, но одно сердце».

*************

Хотя наше обычное сознание поймано в плен Сетью мира иллюзий, где царствует враждебность, потому что все кажется разделенным, изолированным одно от другого, в нас, согласно Учителям Традиции, все же есть нечто – орган, названный Платоном «оком», очищая которое огнем Знания, мы прозреваем в мир Реальности. Может быть, Платон имел в виду то же самое око, о котором говорится в Евангелии от Матфея (6:22): «Светильник для тела есть око. Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло»?

Каждый из нас неразрывно связан с миром Реальности через орган, который Традиция называет сердцем (имея в виду не физическое сердце, но средоточие Единства в нас - сердцевина живого существа). Наше сердце – часть необъятной сети Творения, в котором все - от песчинки до галактик - связано со всем через Единый центр, нулевую точку.

Продолжение в Части 4 и Части 5

СУФИЙ: Городская сказка. Часть 3.

Оставим на время нашего героя и посмотрим, что же действительно произошло с его подопечной в то необычное утро.

        Встав пораньше, Любочка решила начать день с похода по магазинам. Путь ее лежал, как обычно, вдоль одной из оживленных центральных улиц, где находились самые дорогие и модные заведения. В них покупатель платил огромные деньги не столько за то, что он покупал, сколько за то, где это покупалось. У каждой двери здесь стояли безупречно одетые лакеи, приветливо кивавшие проходившим мимо хорошо одетым дамам. Шофер Любочки, как обычно, следовал на почтительном расстоянии, чтобы не смущать девушку, но при этом не терял ее из виду.

        Было довольно пасмурно и скользко из-за прошедшего недавно дождя, поэтому Любочка внимательно смотрела под ноги, стараясь не поскользнуться. Проходя мимо одного из магазинов, окна которого были закрашены белой краской по причине ремонта, Любочка неожиданно увидела прямо перед собой высветившуюся на асфальте фразу:

КОГДА НАДЕЖДА, ВЕРА И ЛЮБОВЬ ВСТРЕТЯТСЯ В ЗОЛОТОМ ГОРОДЕ,
ТО БЫК, ОРЕЛ И ЛЕВ УЗРЯТ АНГЕЛА...


Фраза ей ни о чем не говорила, однако показалась очень красивой и даже поэтичной; кроме того, Любочка увидела в ней свое имя - Любовь. Девушке нравилась поэзия: из всех видов словотворчества стихи были ей наиболее понятны и близки.

            Конечно, появление слов на асфальте было необычным. Приглядевшись, Любочка поняла, что буквы были просто отсветами, проекцией, источник которых находился в другом месте. Подняв голову, девушка увидела, что надпись была сделана на витрине магазина, замазанной белой краской. Яркий свет, льющийся из помещения, освещал ее, создавая видимость горящих букв на асфальте.

        "Кто же и зачем это написал?" - думала Любочка, озадаченно всматриваясь в пустую витрину, как вдруг заметила чью-то фигуру, мелькнувшую внутри. Девушка не была уверена, но ей показалось, что это был какой-то пожилой человек в необычной, восточного вида одежде. Любочка подумала, что это разнорабочий из Средней Азии, нанятый для ремонта, и решила, что вряд ли именно он написал фразу на витрине.

Пока девушка размышляла над загадочной надписью, луч света в помещении вдруг изменил угол наклона, и буквы на асфальте "поплыли" вперед по тротуару. Завороженная Любочка последовала за ними. Светящиеся буквы повели девушку вдоль улицы; затем, совершенно потеряв связь и с источником света и с реальностью, свернули за угол и направились к тому самому небольшому магазину, где продавались иконы. У крыльца магазина буквы остановились и исчезли. Любочка подняла голову и в окне увидела того самого молодого человека, о котором рассказал Аскольду Ивановичу шофер. Он стоял за прилавком и со спокойной улыбкой смотрел Любочке прямо в глаза. Девушка поднялась по ступенькам и открыла дверь....      

- Любочка, как давно я вас ждал, - сказал молодой человек.

        От всех происшествий сегодняшнего утра наша героиня была настолько ошеломлена, что даже не спросила, откуда незнакомец знал, как ее зовут, и почему ее ждал? Юноша представился. Оказалось, что его звали Всеволод Иванович Златоградов, и работал он совсем не продавцом. Он писал иконы, которые в числе прочих предметов продавались в этом магазине, владел которым хороший друг Всеволода Ивановича. Как объяснил художник, сам владелец отлучился на полчаса и попросил товарища побыть за прилавком в его отсутствие. Чувствуя смущение и растерянность посетительницы, Всеволод Иванович, улыбаясь, сказал, что Любочка может чувствовать себя, как дома, брать и смотреть предметы на полках, если захочет, и задавать ему любые вопросы. Он также сказал, что покупать что-либо совершенно необязательно.

            Единственный вопрос, вертевшийся у Любочки на языке - откуда художник знает ее? - она как раз и не смела задать. Поэтому спросила что-то общее, про иконы. Всеволод Иванович начал не спеша отвечать на ее вопрос, но Любочка почти не слышала слов... и понимала, что художнику это известно, но он продолжает говорить, чтобы дать ей время привыкнуть к нему.
Любочка вбирала глубокий, мелодичный голос - казалось, что источник его находился в сердце молодого человека. Речь Всеволода Ивановича была немного необычной и напоминала старорусскую - так теперешние городские жители давно уже не говорили. Слова его складывались в предложения с правильным ритмом и напевностью, ложась в сердце собеседника подобно красивому узору. Любочка почему-то вспомнила колыбельные песни, которую бабушка в детстве ей напевала и подумала, что такой стиль речи художник, наверное, приобрел оттого, что был воспитан в очень традиционной семье.

Поняв, о чем она думала, Всеволод Иванович сказал:

- Это не нарочно происходит, Любушка, и не по воле моей. Это все благодать Божья. Чего бы она ни коснулась - все прекрасным узором становится. Коснется благодать моих икон - они силу Божью начинают излучать, и с ней видимую красоту и гармонию. Коснется благодать слов человека - они становятся ладными, и сами как будто в стихи складываются. Коснется благодать сердца человеческого - и оно любовью светиться начинает, и немочь любую вылечить может - и душевную, и телесную...

- Скажите, а как получить Божью благодать - ведь не все так могут? Некоторые люди просят ее, просят; молятся-молятся, а все без толку? - спросила Любочка.

- Благодать Божья, милая Любушка - она как девушка прекрасная, которая жениха ждет истинного, единственно достойного. Она себе цену знает, и за кого попало замуж не пойдет. Невеста эта в светлице своей сидит, высоко-высоко, и тех, кто руки ее приходит искать, насквозь видит. А как почувствует сердце достойное, сама к тому спустится и женихом желанным назовет. Поэтому когда душу свою человек очистит; когда самости темной в нем не остается, благодать сама к нему приходит... и просить ее не нужно.       

            Теперь, когда Любочка освоилась и расположилась к нему, Всеволод Иванович стал рассказывать о себе подробнее. Оказалось, что живет он не в городе, а в маленьком скиту далеко на севере, где родился и вырос в семье потомственного иконописца. В город художник приезжает только, чтобы привезти иконы, но заниматься искусством своим может, лишь находясь в привычном мире, среди братьев-схимников. В городе же, как он сказал, "шуму постороннего много". Сам Всеволод Иванович, однако, не монах, и свободен жить в миру по мере необходимости. Поскольку в город он вынужден часто приезжать, над помещением магазина у него есть небольшая квартира, где он останавливается на время приезда.   

            Любочка слушала Всеволода Ивановича и украдкой рассматривала его на редкость приятные черты. Был он высоким, светловолосым и светлоглазым - типичный житель русского Севера. Густые волосы его почти до плеч были аккуратно стянуты маленькой черной шапочкой усеченно-конической формы. Кроткий, как у младенца, и всезнающий, как у мудрого старца, взгляд делал молодого человека похожим на одного из святых с икон, во множестве стоящих на полках. Любочка на минуту залюбовалась тонкими, как будто прозрачными, руками художника и его длинными пальцами, почти незаметно перебирающими малахитовые четки. Видя, на что смотрит Любочка, Всеволод Иванович сказал, что такие четки используют для особой молитвы, которая называется "сердечная молитва".

- При такой молитве, Любушка, слова произносятся не вслух, и не в уме, а в самом сердце молящегося. Такую молитву единственно Бог может услышать. Поэтому когда ум человека чего-то просит, молитва его пустая, бездейственная. А стоит сердцу попросить - все исполнено будет в миг. Беда-то в том, что сердца у людей молчат, разум их заглушает, как чертополох разросшийся...

            Девушка невольно начала следить за легкими движениями пальцев Всеволода Ивановича, перебирающих бусины, и почувствовала, как каждое движение рождало невидимую сладкую волну, распространявшуюся в воздухе и пропитывающее все вокруг силой единения. Этот призыв вызывал ответную волну в существе Любочки, заставляя его блаженно вибрировать. Присутствие художника излучало неведомую земному телу мощь - но мощь его была не угрожающей, а нежной и притягательной. Девушка почувствовала, что не может и, главное, совсем не хочет сопротивляться этому притяжению.

Молодые люди стояли в полуметре друг от друга и разговаривали, а души их в это время стремительно протягивали друг к другу один пульсирующий лучик за другим. Любочка решилась посмотреть прямо в лицо молодого человека, и увидела, что его глаза стали двумя потоками льющегося света. Девушка поняла, что это и был настоящий облик ее любимого, а тот, кем он казался поначалу - просто тень его настоящего, проекция, как те буквы на асфальте. Так они стояли вдвоем совсем рядом, и скоро не стало никакого разделения между ними, одно пульсирующее облако света. Любочка закрыла глаза...

...и, своему удивлению, увидела себя стоящей рядом с художником перед чем-то, похожим на огромный экран, вроде тех, что в кинотеатрах. Только этот экран состоял из множества других экранчиков, поменьше, каждый из которых показывал какой-нибудь момент из жизни Любочки. В одном эпизоде Любочка была маленькой и сидела на руках у мамы; в другом - играла с друзьями; в третьем - подбирала бездомного котенка на улице... Стоило Всеволоду Ивановичу дотронуться до любого из маленьких экранчиков, как эпизод оживал и проигрывал сцену из Любочкиного детства. Забытые места, звуки, запахи, давно вытесненные из дневного сознания, вдруг всплыли в памяти девушки, и она поразилась, как много всего, оказывается, какая-то часть ее помнит - и всегда помнила, все эти годы!

        Далее шли эпизоды, произошедшие после выпускного бала - небольшие роли, сыгранные неудавшейся звездой кино, жизнь в доме Аскольда Ивановича, участие в его званых вечерах и презентациях - многообразие довольно занятой жизни Любочки за последние три года. Однако когда художник прикасался к этим картинкам, она не оживали, а так и оставались неподвижной, мертвой тенью на экране...

- То, что ты видела сейчас, Любушка - это жизнь твоего сердца. В последние три года оно почти не жило, а как будто спало, - услышала Любочка голос Всеволода Ивановича. - Радовались тщеславие твое, жажда внимания, поклонения, а сердце истинное молчало... Поэтому при прикосновении моей силы эти картины ожить не могут...   

            ...Девушка очнулась от неожиданного видения, пораженная и озадаченная. Всеволод Иванович по-прежнему стоял рядом и с сочувствием смотрел ей в глаза. У обоих было ощущение, что они стали одним сердцем, одним телом. Любочку пронзило необъяснимое воспоминание, что ни она, ни ее любимый никогда и не были отдельными людьми, а всегда были частями цельного существа, искавшими друг друга. Вся жизнь до сего дня предназначалась только для того, чтобы они, наконец, встретились.

        Глаза Всеволода Ивановича ответили любимой на ее незаданный поначалу вопрос, сказав, что он знал ее давно-давно, еще прежде рождения. Знал он, и что Любочка может придти сегодня сюда, поэтому и ждал ее. Терпеливо ждал, пока юная душа ее пройдет через весь нужный опыт, чтобы стать душой ИСПЫТАННОЙ. Ждал, потому что любит ее с незапамятных времен, и что только ему она назначено Создателем. И Любочкино существо ответило, что тоже всегда ведало, каким он должен быть, любимый, и сразу узнало его. Только сказать словами об этом Любочка сейчас стесняется, и время на раздумья нужно только разуму девушки, а сердцу ее время не нужно, оно уже все решило...

- Подумай, Любушка, так, чтобы разум твой пришел в согласие с сердцем, и приходи навсегда. Это должен быть твой выбор, и только твой. Я буду ждать, и узнаю, если ты решишься придти. А Аскольда не бойся - когда последнее сомнение в тебе прейдет, его власть над тобой сама прекратится... Возьми вот это, оно будет тебя оберегать. В этой иконе великая сила, свет Создателя нашего, - Всеволод Иванович протянул Любочке маленькую иконку с изображением Божьей матери и младенца Иисуса. Иконка была овальной и такого размера, что поместилась точно в ладонь Любочки, спрятавшись в ней, как будто там всегда и была...


********


Весь день, вернувшись домой, Любочка не переставая думала о художнике и была очень рассеянной, едва обращая внимание на окружающих. Вечером, ложась спать, Любочка заметила приглушенный свет, исходящий от ночного столика. Приглядевшись, она поняла, что свет исходил от подаренной иконки. С большим изумлением Любочка стала рассматривать изображение Божьей матери и чудесного младенца. Ей показалось (и как она могла раньше не заметить?), что прекрасная дева была очень похожа на саму Любочку - округлое лицо с такими же ласковыми голубыми глазами и нежным детским ртом; такой же, как у Любочки, изгиб шеи и наклон головы...

Счастливая мать на иконе, улыбаясь, смотрела на младенца - маленького белокурого мальчика, с лицом, похожим на ее собственное, и одновременно на чье-то еще... Любочка вдруг залилась краской, осознав, на кого еще был похож младенец... и ей очень захотелось, чтобы все это стало правдой, и чтобы она могла по-настоящему прижать к сердцу маленького белокурого мальчика с глазами его отца.

            Однако, к великому стыду, к вечеру на Любочку напали откуда-то всплывшие сомнения и страхи - за годы жизни у Аскольда Ивановича она так привыкла к предсказуемости, всеобщей услужливости и другим возможностям, предоставляемым ее положением. Ей страшно было оставить все это, когда она отправится в неизвестность новой жизни. Любочка ни секунды не сомневалась в своей любви и в своем выборе. Но ее одолевали мысли вполне практического характера - где и как они могли бы жить, решись она уйти к художнику, и на что... Кроме того, девушка опасалась мести бывшего покровителя, боясь, что он никогда ее не отпустит добровольно и не простит побега.

Только под утро, обессилев от мечтаний о будущем и борьбы с беспокойными мыслями, Любочка, наконец, уснула. 
   

********


        Но вернемся к господину Фальшбергу и посмотрим, что он задумал, дабы воспрепятствовать Любочке встречаться с молодым человеком. Не откладывая дела в долгий ящик, хозяин вызвал Надежду и объявил ей, что с сегодняшнего дня она переезжает в резиденцию к его юной пассии, и будет лично готовить для девушки - естественно, по тем самым хозяйским рецептам, превращавшим пищу в гипнотическое средство. До сего дня Аскольд Иванович никогда не использовал такие средства по отношению к Любочке, потому что чувства девушки должны были оставаться подлинными. Однако сейчас хозяин надеялся, что такая временная мера заставит его подопечную забыть поход в то злосчастное место.

        В тот же день Надежда переехала в новый дом.

            Стоило только Любочке познакомиться и поговорить с новой кухаркой, как произошло то, что совсем не входило в планы Аскольда Ивановича - стареющая бездетная женщина полюбила девушку, как свою собственную дочь, безусловно и навсегда. Надежда рада была служить своей "дочке" верой и правдой и выполнять любые ее прихоти - независимо от платы. И что же здесь было удивительного - не любить очаровательную и добрую девушку было невозможно. Любочка тоже сразу прониклась расположением к Надежде. Двум душам казалось, что они давно знают друг друга, хотя объяснить это было трудно.

            Надежда с утроенным пылом принялась готовить для своей любимой девочки. Все предписания хозяина относительно рецептов она соблюдала, как и прежде, за чем тот особо следил. Однако коварным планам по превращению пищи в гипнотическое зелье не суждено было сбыться - и все из-за чудесной дыни. Как мог знать Аскольд Иванович, что каждый день Надежда, в соответствии с инструкцией на клочке старой афиши, съедала по маленькому кусочку той самой зеленой дыни?

        Таких видений, как на базаре, к Надеждиному облегчению, у нее больше не было; тем не менее, женщина обнаружила, что дыня производила на ее тело интересное действие.

Съев кусочек, наша героиня уже не чувствовала сонного удовлетворения, ранее вызываемого едой Аскольда Ивановича. На нее также не действовали отупляющие лекарства или алкоголь - эти вещества быстро нейтрализовались в крови и становились безвредными. К Надежде вернулась живость мысли. Со всей ясностью она понимала свое состояние. Она также понимала, что ее жизнь по большей части прошла в бессмысленных заботах и примитивных интересах. Однако эти новые отрезвляющие мысли и ясное осознание были ей теперь не страшны, потому что у нее появилась Любочка - впервые женщина чувствовала радость заботы о другом существе, и ее жизнь приобрела смысл и счастье.

        Было и еще одно важное изменение в теле Надежды, произошедшее благодаря волшебному плоду. Дыня содержала некое вещество (назовем его "эликсир жизни"). Свойством эликсира было приводить все, чего бы он ни коснулся, в гармонию со структурой Вселенной. Попав в тело Надежды, эликсир пробуждал в клетках их древнюю память, как они должны правильно функционировать. Пробудившиеся клетки начали быстро восстанавливать все, что было нарушено в организме за годы неправильного образа жизни и мыслей, главным образом из-за уныния и нелюбви к себе. Таким образом, одна за другой, все клетки стали подобными тем, что были в дыне.

        Тело женщины становилось легче и моложе. Поток неизвестной Надежде ранее силы, приносившей очень приятные, блаженные ощущения, струился от основания позвоночника к темени и оттуда, завершая круг, возвращался к  началу. В то же время два другие потока этой силы текли через темя женщины в направлении вверх и вниз. По пути своего следования потоки силы "зажигали" звезды в разных нервных сплетениях Надежды. Особенная яркая звезда начинала сиять в груди у женщины, распространяя тепло и радость во все уголки тела.

Надежда также заметила, что отработанные и застоявшиеся энергии, накопившиеся в теле за долгие годы, теперь автоматически выбрасывались им через особые выходы, находящиеся на ладонях и ступнях. Волшебная сила излечивала все хвори и немощи женщины, и вселяла в нее спокойную уверенность. Теперь ей попросту не нужны были средства, временно помогающие забыть о проблемах - и она выбросила в мусор все свои успокоительные таблетки и начатые бутылки.

    Но и это было еще не все. Благодаря новой энергии в теле Надежды приготовленная ею пища, как по волшебству, приобретала целебные свойства, а любые дурманящие вещества испарялись без следа. Так Любочка была спасена от гипнотического забытья, уготовленного ей хозяином.


********
 

Видя, что план с привлечением Надежды почему-то не удался, и не понимая причины того, Аскольд Иванович решил применить второе, державшееся про запас, средство. Он позвонил Вере Павловне домой (потому что она так и не появлялась в офисе), и попросил поработать с Любочкой, как можно привлекательнее рассказав ей про теорию, пропагандируемую Вериным учреждением. Он также попросил Веру Павловну предложить девушке должность заместителя директора этого учреждения, чтобы та сама имела возможность участвовать в "благородном деле просвещением масс". Зная талант Веры Павловны, Аскольд Иванович надеялся, что она сможет увлечь Любочку новым учением и убедить девушку, что тысячи людей будут осчастливлены их совместной работой.  

            Однако Вера Павловна уже и сама далеко не была уверена в правоте того, что делает; кроме того, у нее появилось недоверие к Аскольду Ивановичу. Молодую женщину одолевали сомнения, и она решила подумать и позвать на выручку своего нового помощника - книгу, оставленную необычным посетителем. В течение последних дней Вера Павловна обнаружила, что как только у нее появлялся насущный вопрос, волшебная книга открывалась на странице, содержавшей некоторую историю или сказку, проливавшую свет на существо проблемы.

            Аскольд Иванович дал ей полчаса на раздумья. Вера Павловна почувствовала, что не хочет больше выполнять волю прежнего покровителя и пойдет на все, вплоть до полного разрыва отношений. Это, безусловно, повлечет за собой потерю всех благ нынешнего положения - внимания толпы, высокого дохода, квартиры в центре города... Однако болезненные результаты отказа сотрудничать с Аскольдом Ивановичем были ерундой по сравнению с неизбежно ожидавшими Веру Павловну последствиями, наглядно показанными ей в видении про клетки. Молодая женщина открыла волшебную книгу.

            …Книга открылась на странице со сказкой о том, как армия белого короля пыталась освободить город, оккупированный войском короля черного. Три раза белый король пытался взять крепость приступом, но безуспешно.
И тогда был задуман хитроумный план. Белый король отправил в город посланника, сказав, что отзовет свое войско, при условии, что черный король выплатит дань - по одному голубю от каждого жителя. Так и было сделано, после чего войско белого короля ретировалось.
Весь последующий день отступившие воины привязывали что-то к лапкам голубей и выпускали их в небо.
Прошло три года. Однажды ночью воины белого короля незаметно подошли к городу и, приблизясь на расстояние полета стрелы, стали выпускать за городские стены стрелы с зажигательной смесью на конце. Буквально за несколько минут город охватило высокое пламя. Воины черного короля в панике ринулись из крепости. К тому моменту, когда город стал свободен от захватчиков, пожар вдруг закончился так же быстро, как и начался. Воспользовавшись моментом, войско белого короля, стоявшее рядом в ожидании, тут же заняло город, и черный король вынужден был уйти навсегда.
Оказывается, три года назад к лапкам голубей были привязаны бумажные пакетики с семенами специальных растений. Каждый выпущенный голубь вернулся к тому месту, откуда был взят, а семена, разорвав тонкие пакеты, рассеялись повсюду. Через год семена проросли и оказались густым кустарником. А через три года весь кустарник высох и превратился в очень горючий материал, который мгновенно воспламенился от зажигательной смеси.  
Однако, будучи очень тонкими, ветки кустарника быстро прогорели, и пожар вскоре прекратился, успев, тем не менее, создать панику в рядах черного войска. Времени, пока длилась неразбериха, было белому королю достаточно, чтобы воспользоваться положением…

        Вера Павловна закрыла книгу. Она не была полностью уверена, что поняла смысл истории и ее отношение к злободневному вопросу. Однако женщина решила, что ей нужно пойти в дом Аскольда Ивановича, и эта временная уступка каким-то образом будет способствовать окончательному освобождению и ее самой, и незнакомой девушки от тирании их "покровителя".

        Вот так Вера Павловна попала в дом, где жили две другие наши героини. Так же, как и Надежде, Любочка чрезвычайно понравилась Вере Павловне, и молодые женщины быстро прониклись взаимным расположением. Любочка пригласила гостью в столовую, где Надежда как раз подавала на стол, и предложила пообедать втроем перед тем, как Вера Павловна приступит к рассказу о цели своего визита. Надеждина еда гостье показалась чрезвычайно вкусной, и впервые за несколько дней молодая женщина почувствовала легкость и необычайную живость ума. Косность и невозможность выражать мысли прошли так же, как и начались - внезапно. Во время обеда все три женщины, совершенно разные по возрасту и складу характера, обсуждали разные забавные случаи из своего опыта и чувствовали себя непринужденно, как будто были знакомы всю жизнь.

        Когда подошло время пить чай, Вера Павловна почему-то очень захотела показать Любочке книгу, принесенную необычным гостем, и рассказать, как она к ней попала. Во время своего повествования Вера Павловна с глубоким изумлением обнаружила, что и Любочка, и Надежда, похоже, знали, о каком человеке шла речь, и слушали ее историю, раскрыв рты. "Ну и дела", - только и могла проговорить Надежда и в ответ тут же рассказала свою историю - о волшебной дыне и о продавце на базаре. Две другие женщины выслушали и этот рассказ с все возрастающим удивлением... Но настоящая кульминация всеобщего изумления наступила, когда Любочка поведала о движущихся буквах, приведших ее к Всеволоду Ивановичу.

- И как, ты говоришь, фамилия у твоего художника? - спросила Вера Павловна.

- Златоградов...

- А как вам нравится такая фраза: "Когда Надежда, Вера и Любовь встретятся в Золотом Городе..."? - произнесла Вера Павловна.

Все три женщины переглянулись, кажется, начиная что-то понимать о природе событий необычного утра, в конце концов, сведших всех троих вместе.

- И что же нам теперь делать? - спросила Любочка.

Вера Павловна уже теперь точно знала, что нужно спросить совета у волшебной книги. Открыв книгу, она попала на короткую историю, которая называлась "Виноград", и прочитала ее двум остальным женщинам:
          
"Однажды встретились трое - таджик, туркмен и грек. Они вместе путешествовали, стремясь достичь некого отдаленного места, но в какой-то момент у них разгорелся спор о том, как потратить единственную монету, которая у них осталась.
"Я хочу купить ангур", - сказал таджик.
"Я хочу изюм", - сказал туркмен.
"Нет, - сказал грек. - Мы купим стафил."

Мимо проходил путешественник, знавший много языков. Он сказал: "Дайте эту монету мне, и я помогу разрешить ваш спор".
Путешественник отправился в лавку и купил три кисти винограда.

"Вот мой ангур", - сказал таджик.
"Это как раз то, что я называю изюм", - сказал туркмен.
"Нет! - воскликнул грек. - На моем языке это называется стафил."
Они разделили виноград между собой, и желание каждого из путешественников исполнилось".

- Что-то мудрено это все, мне не понять, - сказала озадаченная Надежда.

- Одно я точно знаю - нужно идти к Златоградову, - сказала Любочка, - потому что из всех знакомых мне людей только он способен нам все растолковать.

        Тут же был принят план действий - Любочка и Вера Павловна на машине последней поедут в магазин икон - так, чтобы шофер не узнал, где они. Надежда же останется дома и, в случае неожиданного прихода хозяина, скажет, что обе женщины поехали в офис Веры Павловны.

        Когда Вера Павловна и Любочка подъехали к месту назначения, Всеволод Иванович сам открыл им дверь и улыбаясь, сказал, что уже и чай для них готов в подсобке. В другой ситуации Вера Павловна была бы поражена, однако после всех событий предшествующих дней уже ничему не удивлялась и решила просто отдаться на волю судьбы, которая, по-видимому, готовила для них долгожданное решение.

За чаем, Всеволод Иванович сказал им следующее:

- Значение сказки про виноград и слов про Золотой Город, которые каждая из вас увидела в соответственных для нее обстоятельствах, я вам обычным путем объяснить не смогу - да и надобности такой нет. Могу, однако, показать вам кое-что и намек дать.

            Художник взял с полки одну из стоявших там икон и дал рассмотреть своим собеседницам. В центре иконы был изображен Владыка Христос, а в четырех углах - лев, орел, бык и ангел с человеческим лицом. Далее Всеволод Иванович объяснил, что синего цвета бык воплощает мощь и высшие способности тела. Бык-землепашец связан с Землей. Желтого цвета Орел связан с Воздухом и все зрит с высоты своего полета, поэтому символизирует всепроницающий разум. Красный Лев обладает силой сердца, поэтому повелевает чувствами, быстрыми, как Огонь. И все три священных животных на иконе с благоговением взирают на Ангела, подобного звезде.

- Когда три этих существа, три стихии и три составных части каждого человека (тело, разум и чувства) очистятся от низших проявлений и станут просветленными; когда все трое поймут, что к одной цели стремятся, хоть и называют ее разными именами, тогда Ангел - высшие способности, дарованные Богом Адаму - смогут в человеке проявиться, - сказал Всеволод Иванович. - В нужное время каждая из вас поймет, что это для нее значило. Сказать же сейчас вам я могу одно: пришел час вам троим - и Любови, и Вере, и Надежде оставить прежнюю жизнь и новую начать. Бояться этого не нужно, хотя сейчас и кажется, что привычного удобства она вас лишит. Верьте мне - Господь наш щедрый хозяин. Он ваши старые медяки забирает, а взамен платит чистым золотом. Так к чему за никчемные медяки держаться? Чтобы в новую жизнь войти, нужно от старой отказаться навсегда. Мой дом для вас открыт. Ни вещицы, ни копейки из старого дома не берите. Все, что для жизни нужно, Господин наш даст с избытком, и надежнее Его защиты нет ничего.

Потом Всеволод Иванович обратился к Вере Павловне:

- Ты, Вера, женщина умная очень и способная, только немного запуталась. Вот возьми учение твое - "как сделать, чтобы любое желание исполнилось". Ведь нигде в учении твоем не сказано, что человек может желать чего-то страстно, а вещь эта для него как нож острый. Ну вот, пьяница, к примеру, только одного хочет - чтобы пьяну всегда быть. И что, хорошо это для него? Этого ли Бог для него пожелает? А другой человек к власти рвется, потому что властью упивается, как пьяница вином. А третий и вообще, не дай Бог - соседский дом и пожитки для себя хочет. А что как его страсть исполняться начнет? Желания такие, самостью человеческой подсказанные, как идолы, уводят душу все дальше и дальше от Бога, от пути прямого. Потому что, как говорил Учитель наш Иисус, широки врата, ведущие к погибели... Вот Бог и не дает душам, из самости своей не выросшим, в идолах-желаниях своих заблудиться. Для их же блага, чтобы высшее свое предназначение они смогли выполнить, не сбились с пути. А когда душа из самости вырастет, ее желания сами исполняться станут - потому как нет у такой души желаний кроме тех, что сам Бог хочет для нее...  

        Хотя слова Всеволода Ивановича могли показаться резкими, тон его и выражение лица были полны сочувствия и понимания, поэтому Вера Павловна нисколько не обиделась, а наоборот, чувствовала признательность собеседнику за разрешение смутных ее сомнений. Художник продолжил:

- А теперь поговорим о том, что для тебя самой, Вера, Бог пожелал. Ты в последние дни поняла, что всю свою жизнь жила только малой частью разума своего. Как будто дом тебе дали огромный, с тысячей комнат, полных сокровищ, а ты все ютилась в подвале. И заставила же ты этот подвал всякой всячиной: книжками разными, бумажками, справочниками - нужными тебе и не нужными... Все, на чем буквы написаны, к себе тащила, и дверь, ведущую из подвала, совсем почти заставила. Оставшаяся же часть дома так и стояла нетронутой. Книжка волшебная - это дверь во все остальные комнаты. А чтобы весь дом изучить, с Божьей помощью, нужно теперь поработать тебе, но не так, как ты привыкла работать. Здесь, матушка, другие мышцы нужны, и помогать тебе их развивать мы все должны - и Любочка, и я, и Надежда. И еще одна душа, что сейчас на пороге стоит... Все знание, вся истина - они в сердце твоем есть, и от века были. Только дотянуться до них из подвала невозможно. Нужно дверь вначале от завалов книжных расчистить, и к настоящему знанию дверь открыть.

        Вере Павловне нечего было возразить. Укоренившаяся в ней привычка спорить - вторая натура - мысленно все еще выставляла возражение за возражением, однако другая часть сознания понимала, что Всеволод Иванович прав, и доверяла его словам.

        В конце разговора Всеволод Иванович обратился к обеим женщинам и рассказал, как им лучше поступить в теперешней ситуации. День Любочкиного побега, не откладывая в долгий ящик, решено было назначить на завтра, а Надежда и Вера Павловна должны были присоединиться к молодым людям вскоре после этого.

Когда прощались, Всеволод Иванович нежно задержал руку Любочки в своей, и сказал только, что все будет хорошо. И когда любимый держал ее руку, девушка почувствовала, как сила, похожая на ласковую молнию, пробежала сквозь все ее существо, и все вчерашние сомнения со страхами исчезли без следа...       

Продолжение в Части 4.