Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

СУФИИ И ТОЛКОВАНИЕ СНОВИДЕНИЙ: ЧАСТЬ 2

Верьте снам. В них - тайная дверь в вечность.
(Халил Джебран)

Суфии читают умы, которые не в силах прочесть себя сами.
(Бахауддин Накшбанд)


Начало в части 1.

Считается, что Учителя некоторых суфийских сообществ хранят особую способность работы со сновидениями, которая передается по линии преемственности данного сообщества. Известным примером подобной традиции служит турецкий орден Халвети. Один из его шейхов, ныне ушедший Музаффер Озак-эфенди (мои Друзья хорошо знают его низкий голос по записи литургии Халвети-Джеррахи, используемой для четверговых упражнений) рассказывал о собственной инициации посредством сновидений, вызванных в нем его первым суфийским учителем. Этот опыт описан в книге Музаффера Озака «Иршад – мудрость суфийского Мастера» (IrshadWisdom of a Sufi Master), пока не переведенной на русский язык.


Обложка книги «Иршад – мудрость суфийского Мастера» с портретом Музаффера Озака-эфенди


Описанное происшествие относится к тому времени, когда Музаффер-эфенди владел небольшим букинистическим магазином в старой части Стамбула. Кроме мирской деятельности, Музаффер Озак был уважаемым в городе имамом и читал проповеди прихожанам, полагая, что не нуждается в наставнике. Однажды Музафферу-эфенди приснился сон, что он находится посреди Босфорского пролива между Ускюдаром и дворцом Топкапи в маленькой лодке, чьи паруса порваны, а мачта сломана. Вокруг бушует страшный шторм, но кто-то протягивает ему лист бумаги и велит прочесть написанное на нем, чтобы спастись от гибели.

«Когда я пришел в свой магазин на следующее утро, - пишет Озак, - я увидел, как тот самый человек, который дал мне листок бумаги во вчерашнем сне, проходит перед витриной моего магазина. Я не смог набраться храбрости и окликнуть его. Пару дней спустя мне опять приснился тот же самый человек: он шел по противоположной стороне улицы и махал мне тростью. Наутро я в изумлении вновь заметил, как человек из сна проходит мимо моего магазина. Я чувствовал, что подобные сны содержат послание духа, но все же ничего не предпринимал в связи с ними. Вскоре после этого я снова увидел того же самого человека во сне, в котором он обнял меня так сильно, что мне казалось, он переломает мне все кости. Затем он отпустил меня, взял тюрбан ордена Халвети и водрузил его мне на голову. Я почувствовал себя словно раздавленным весом этого тюрбана. Это было так, будто семь небес опустились на мою голову.        

Лишь только я пришел открыть свой магазин поутру, как увидел человека из сна, проходящего мимо с тростью в руке. Я сказал себе: «В этой ситуации есть какая-то загадка и духовное послание. Я не буду сам звать этого человека, пусть он подойдет ко мне». Тот подошел ближе, остановился перед моим магазином, просунул голову в дверь и сказал: «Идиот, ты видел меня уже три раза. Когда же наконец в тебе проявится вера?»

Collapse )

ТЕМА ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ: ЛЕГЕНДА О ЗАЧАРОВАННОМ СТРАЖЕ

В этой сказке, составленной по мотивам «Легенды о зачарованном страже», версия которой включена в книгу Вашингтона Ирвинга «Альгамбра», что-то пошло не так. Прочтя ее, трудно избавиться от мысли, что эта сказка, архетипические персонажи которой как будто пришли из суфийских обучающих историй, должна была закончиться иначе. Я предлагаю Собеседникам, прочитав ее, поделиться своими вариантами счастливого окончания. Кто знает, может быть, общими усилиями мы и и перерасскажем ее так, как она должна была бы звучать. Итак...

...По арабскому преданию, когда Всевышний предложил царю Соломону за его преданность любую милость, тот избрал мудрость, и с неба в ответ на его просьбу упал перстень с печатью. В этом талисмане была тайна знания и благоденствия, и с помощью него можно было повелевать людьми и джиннами. Царство Соломона ширилось и процветало, но с годами правитель стал уделять все больше внимания земным попечениям и забывать своего Господа, поэтому Всевышний решил забрать у царя перстень. Однажды Соломон случайно уронил талисман в море и тут же стал обычным из людей. Покаянье и молитва вернули ему милость Божью: перстень отыскался в брюхе рыбы, и правитель вновь обрел небесные дары.

Говорят, что перстень с Соломоновой печатью по сей день пребывает в нашем мире и хранит свою исконную силу, будь он погребен на дне морском или в пыльном сундуке. Время от времени он являет себя человеку особых душевных качеств, даруя возможность распорядиться им по воле его Создателя. Наша история, приключившаяся в мистической Альгамбре – как раз о таком случае...


Сэмюэл Колмен. Холм Альгамбры (19 в.)

Collapse )

«НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО»

Суфий Калабади слышал эту историю от самого Фариси:

- Мой путь лежал через пустыню, и меня так мучила жажда, что я почувствовал, что не могу дальше идти. Я сел на песок, и, вспомнив, что я слышал, что перед смертью от жажды у человека начинают слезиться глаза, стал ждать, когда это случится.

Вдруг я услышал шорох и увидел, как серебряная змейка скользит по песку по направлению ко мне. Я вскочил и побежал, несмотря на свое бессилие, слыша за спиной ее шипение. Очень скоро я добежал до источника воды. Змея, преследовавшая меня, исчезла. Я напился и был спасен.

Фариси, когда опустился на землю, не был оставлен без помощи, хотя так ему казалось. А змея послужила ему источником спасения. (Герой этой истории из сборника Идриса Шаха «Искатель Истины» - Салман-и-Фариси из Исфахана, легендарная фигура и первый суфий Персии).

Опасность, спасающая от ещё большей опасности... Я вспомнила эту историю в разговоре с одним из Друзей по поводу случившегося с ним неприятного происшествия:

Collapse )

«...И нет у Тебя сотоварища»

Есть одна суфийская притча:

Однажды странствующего дервиша ограбили и избили разбойники с большой дороги. Добрый человек подобрал его и залечил его раны, за что дервиш поблагодарил своего благодетеля от всего сердца. Тот ответил: «О святой дервиш, за спасение твоё некого благодарить, кроме Бога». Затем спаситель посочувствовал страданиям несчастного, ставшего жертвой лихих людей. Дервиш ответил: «О добрый человек, ведь и в страданиях моих винить некого, кроме Бога».



Добрый самаритянин. Художник С.В.Бакалович, 1874


Все испытания, посылаемые нам — обиды, предательства, измены, унижения, несправедливость и лишения — приходят не от людей. Конечно, судьба подбирает подходящих исполнителей, способных совершить зло в следствие собственных несовершенств, но они всего лишь орудия: Вершитель – всегда один.

Кто может, Господи, Твои уставы знать?
Предел Твоих судеб кто может испытать?
Какая буйна тварь столь в мыслях вознесётся,
Что твёрдость никогда её не потрясётся?
Кто скажет мне: «Богат я, знатен я, высок»?
Един, всесильный Царь, Ты держишь смертных рок;
Ты участи людей как коло обращаешь,
Свергаешь долу Ты, Ты вверх их восхищаешь;
И небо, и земля, и воздух, и моря,
И сердце, и судьбы - в Твоих руках, Царя.

(Г.Р.Державин. «Духовные Оды», «Молитва», 1775)


В одной из молитвенных формул дервишей есть такие слова: «…И нет у Тебя сотоварища..».

Дервиш, пострадавший от разбойников, хотел сказать своему благодетелю, что осуждать и ненавидеть человека, принесшего зло — значит пытаться сделать этого человека «сотоварищем Бога». А таковых нет, и не может быть. В русской пословице схожая идея выражается более приземлённо, но не менее образно: «Бог не выдаст — свинья не съест».

В своём главном произведении, Маснави, Руми пишет:
Collapse )

О «СОЗНАТЕЛЬНЫХ ТРУДАХ И НАМЕРЕННЫХ СТРАДАНИЯХ»

Я помещаю эту небольшую заметку накануне Страстной седмицы, венчающей сорок дней Великого поста, - самой важной недели христианского календаря, когда в память о страданиях Христа ограничения в еде и других телесных хотениях соблюдаются особенно строго.


И.Крамской. Христос в пустыне, 1872. На картине изображён Иисус во время сорокадневного поста в пустыне, куда он удалился после своего крещения в реке Иордан.


В наши дни слово «страдать» чаще используют в смысле «мучиться, испытывать боль, лишения», однако в древнерусском оно имело значение «стараться, добиваться, применять усилие», происходя от праславянского корня страда - «сбор урожая». Пост, как и другие практики Традиции, временно ограничивающие тело в базовых желаниях, не имеют целью заставить человека мучиться, но создают для него условия «осознанного страдания» (старания, усилия), благодаря которым он может «собрать урожай» - преосуществить в себе высшие субстанции.

Collapse )

О МОЛИТВЕННЫХ ПОЗАХ

Прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших...
(из первого послания апостола Павла к коринфянам, 6:20)



В нашем мозге нет чётко разграниченных участков, отвечающих только за высшие или только за физические функции, поэтому, говоря о человеке, невозможно разделять тело и дух. Существует двусторонняя связь между положением тела и психическим состоянием, и она хорошо известна Традиции с глубокой древности. Знание того, что сейчас называют психосоматикой, не только составило основу методов школ боевых искусств или йоги, - оно также делает понятным предписание определённых поз во время молитвы.

Арабское слово ас-салат, которым обозначают молитвенный ритуал, имеет значение «связь, контакт». Молиться - значит выходить на связь с высшими силами. Когда мы выходим на связь с человеком, что мы делаем? Мы поворачиваемся к нему лицом или прикладываем к уху телефонную трубку. Мы понимаем, что без этих телодвижений контакт будет затруднён или невозможен.

Суть молитвенной позы точно такая же – облегчить связь, доступ к высшим силам.


Ф.Де Сурбаран. Молитва святого Франциска Ассизского (1635-1639)


Что мешает доступу? Любой, наверное, скажет, что, в первую очередь, - завеса самости, эго. Поэтому первая и важнейшая роль самых распространённых молитвенных поз – приглушить или приостановить функционирование низшего «я». С этим лучше всего справляются позы с необычными положениями головы: когда голова низко опущена, или откинута назад, или максимально повернута в сторону.

Collapse )

ШИБЛИ

Однажды некий человек сказал Байазиду Бистами, что уже тридцать лет, как он молится и постится, но всё напрасно. Байазид ответил, что и за триста лет он ничего не достигнет.

- Почему? - спросил искатель просветления.

- Потому что этому препятствует твоё тщеславие, - сказал мудрец.

- Но как мне от него избавиться?

- Есть одно средство, но оно тебе не подойдёт.

- И все же назови его.

Байазид сказал:

- Ты должен сбрить бороду, снять верхнюю одежду и надеть на шею торбу с грецкими орехами. Затем ступай на базарную площадь и кричи во весь голос: «Даю орех тому сорванцу, который ударит меня по шее». Потом пройдись перед зданием суда, чтобы старейшины города увидели тебя в таком виде.

- Но я не могу пойти на это, - взмолился человек, - прошу тебя, расскажи мне о каком-нибудь другом средстве.

- Это первый и единственно возможный шаг к цели, - сказал Байазид. - Но ведь я предупреждал, что это средство тебе не понравится, поэтому помочь тебе нельзя. (И.Шах, «Сказки дервишей»)

Кажется маловероятным, что нашёлся бы человек высокого положения, согласный пройти через столь жёсткое стирание отождествления со своим статусом, какое предложил Байазид. Однако такой человек в истории суфийской Традиции был.

Звали ученика Абу Бакр Шибли, а учителем его был Джунайд из Багдада.

Абу Бакр бен Джахдар Аль-Шибли (861-946) родился не с простой серебряной ложкой во рту, а с золотой в алмазах. Отец его был управляющим двора багдадского халифа. Эта престижная должность, как и огромное состояние, перешли по наследству Абу Бакру. К тому времени Шибли был уже состоявшимся богословом-факихом, в течение двадцати лет толковавшим Писания. В зените карьеры Шибли халиф назначил его эмиром Дамаванда, области на севере Ирана.

…Здесь, в Дамаванде, теперь находится один из мазаров Шибли, куда мы с Друзьями заехали на обратном пути в Тегеран. Эта октагональная кирпичная башня 12-го века высится на холме к востоку от Дамаванда, и все бывшие владения эмира Шибли видны отсюда, как на ладони.


Вид на Дамаванд от мавзолея Шибли (здесь и далее фотографии, сделанные нами в мавзолее)

Collapse )

БАЙАЗИД БИСТАМИ

Понимание Преображенных отличается от того, что люди мира называют знанием. Знание обычного человека – подражательное, использующеe шаблоны и умозаключения. Суфии утверждают, что существует другой вид знания - прямое постижение сути вещей. Они называют его ма’рифат. Человека, достигшего способности мгновенного понимания событий вне обычного ментального процесса, называют Познавшим или арифом (oт арабского ирфан, гнозис).

Мистическое течение ма’рифат берёт начало в средневековой Персии, где в 9-м веке учил «Султан Познавших», Султан аль-арифин - Байазид Бистами. Суфии Накшбанди – той линии преемственности, к которой принадлежат мои Учителя, считают Байазида одним из главных звеньев этой золотой цепочки, и наше с Друзьями паломничество к его мавзолею было данью благодарности за силу преображения (бараку), высвобожденную в мир великим мистиком Хорасана.


Вид на мавзолей Байазида, Бастам (здесь и далее - фотографии мои и моих Друзей)


...Мы едем в родной город Байазида, и один из Друзей вслух читает истории о нём и его высказывания, по большей части взятые из книги Аттара «Жизнеописания святых» (Тазкират уль-аулийя).

Collapse )

ПТИЦЫ НЕБЕСНОГО САДА

Посещение Храма Птиц – буду называть его так – не входило в план нашей иранской поездки. Мы вообще не подозревали о его существовании, пока нас туда не привёз наш мистический Проводник, сделав изрядный крюк по пути из Исфахана в Кашан. По его словам, ничего похожего не сохранилось в Иране, а, возможно, и нигде в мире. И, действительно, мы посетили множество святилищ, но этот маленький храм запомнился нам как нечто особенное.

По словам Проводника, это место в течение нескольких веков, ещё до монгольского завоевания, было мистической школой. Таких храмов-школ было много в здешних краях в районе Нетенза, но все их сровняли с землей. Этот храм, единственный, чудом сохранил изначальную архитектуру и настенные росписи, - возможно, благодаря тому, что находился вдали от главных дорог, и монголы просто обошли его стороной. (Следует сказать, что сведений о нём я, вернувшись домой, нигде так и не смогла найти - и в наше время он так же обойден вниманием).

На карте храм обозначен как гробница Имамзаде Султана Хуссейна, однако Проводник предположил, что гробница была установлена позже, а само святое место, как и учение, отражённое в его фресках, - наследие древнеиранских, доисламских традиций.

Я спросила, была ли школа, существовавшая здесь, суфийской, и Проводник ответил, что точно знает только, что эти люди были видящими – теми, чьему духовному зрению открыты как этот мир, так и мир тонкий. Об этом свидетельствуют фрески на стенах храма – не типичные ни для христианских, ни для мусульманских, ни даже для зороастрийских мест поклонения, однако узнаваемые Проводником так, как будто кто-то запечатлел его собственные видЕния.

Росписи стен и купола храма в простоватой, даже несколько примитивной манере, напоминающей стиль народных картинок-лубков, изображают карту духовной вселенной - миров восходящего ряда с населяющими их крылатыми существами – райскими птицами, ангелами и архангелами. Несмотря на прошедшие века, атмосфера мистической Школы чувствуется здесь удивительно сильно, и во многом – благодаря росписям, сделанным художником-духовидцем.


Общий вид настенных росписей в Храме Птиц (здесь и далее – мои фотографии, если не указано иное)
Collapse )

ЯЗЫК ПТИЦ

...Я стихом соловьиным
крылатым сердцам буду петь,
Чтобы смысл уловили они, за покровами слов потаённый.

Чтобы, смысл тот усвоив, не дали б они никогда
В клетку тёмную спрятать их светлые ангела крылья.
Кто они, и откуда явились сюда,
Чтоб они никогда бы, уснув, не забыли...


Хафиз в переложении Д.Ладински
(перевод АсСалам)

...На этом языке подсознание передаёт послания «бодрствующей» части ума через символы, видения и сны.
На нём говорят мистики и провидцы, им поют псалмы, пишут священные книги.
Его называют языком богов, «птичьим наречием», «зелёным языком» -
langue verte.

«Язык птиц» называлось произведение суфийского Мастера Фарид-ад-дина Аттара Мантик ут-тайр, метафорически описывающее путешествие человеческих душ (птиц) к Богу. Название поэмы иногда не совсем точно переводят как «Парламент птиц» или «Логика птиц», но Аттар имел в виду именно «язык птиц», намекая на тайный смысл коранической строфы:

И унаследовал Сулейман от Дауда, и молвил он: «О люди! Обучены мы языку птиц (мантик ут-тайр), и даровано нам от всего сущего. Воистину, это бесспорная милость Божия» (27:16).

Цари Давид и Соломон (Дауд и Сулейман) из рода Авраама (Ибрахима) были пророками, почитаемыми всеми религиями Книги – иудейской, христианской и мусульманской. Вышеприведённую кораническую строфу толкуют как указание на способность Давида и Соломона понимать язык земных птиц. Однако за словами мантик ут-тайр скрывается знание гораздо более священное: владение таинственным наречием, которым Бог общается с ангелами, а ангелы – с пророками.


Гюстав Доре. Царь Соломон (1877)

Collapse )