Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

СУФИИ И НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

Казалось бы, что может быть общего, да? Однако связь есть, она не притянута за уши и намного более прямая, чем может показаться....

В очень и очень любопытной книге "Люди Тайны", которая написана одним из соратников Идриса Шаха, шотландцем Эдвардом Кэмпбеллом, под псевдонимом Эрнест Скотт ("Честный Шотландец"), есть целая глава, посвященная нау
чной фантастике (глава 12). Там есть мысль о том, что научная фантастика является одним из инструментов, который Хранители Традиции, направляющие психические токи человечества и его духовную эволюцию, использовали для предварительного ввода некоторых важных идей в ментальное пространство (ноосферу) человечества:

Может оказаться также, что тени будущего отбрасываются на человеческое сознание намеренно, потому что таким образом события, находящиеся в состоянии возможной будущей актуализации, приходят на уже подготовленную психологическую почву.


Вполне правомерным будет предположение, что к категории таких предзнаменований относится почти вся научная фантастика.

Космические путешествия и атомная энергия не очень-то удивили население, только-только оставившее позади эпоху парового двигателя. Жюль Верн, Герберт Уэллс и целая плеяда более поздних авторов, таких как Айзек Азимов и Артур Кларк, предвидели будущие научные достижения настолько конкретно, что могли представить свои «фантазии» как фактическую реальность. Таким образом, эти идеи стали психологически приемлемы для восприятия еще до их воплощения в жизнь.


Если говорить о моем собственном опыте с научной фантастикой, то меня всегда привлекали работы Стругацких, многие из которых можно назвать гениальными прозрениями в будущее (например, они в 60-70-е годы в книге "Жук в муравейнике" довольно точно описали принцип работы Интернета, назвав его БВИ - Большой Всепланетный Информаторий и т.д.).

Учитель нашей линии Омар Али-Шах советовал обратить внимание на некоторых авторов жанра научной фантастики (например, Клиффорда Саймака и Айзека Азимова). Он упоминал о том, что в произведениях этих авторов и им подобных нередко содержатся
идеи, которые пока невозможно ввести в общественное сознание при помощи других посредников или жанров. Они кажутся слишком фантастичными для нашего времени, и рациональное мышление эти идеи просто отвергнет, не оберни мы их в упаковку "художественного вымысла". Тем не менее, даже введенные таким образом, семена идей начинают осваивать ноосферную "почву" для своего будущего активного проявления.

Надо сказать, что у меня лично не возникло резонанса ни с Саймаком, ни с Азимовым, хотя я их читала и в оригинале, и в переводе - после гениальных Стругацких они показались недостаточно глубокими, хотя у Саймака замечательный литературный английский - так сейчас уже не пишут. Но это личное впечатление, я никому его не навязываю.

Из книг жанра научной фантастики мне очень понравилось начало книги Дорис Лессинг "Шикаста", где описывается история колонизации Земли. Говорят, что Лессинг, одна из ближайших учениц Шаха, писала эту книгу с его ведома и одобрения.
Возможно, это просто красивая легенда, возможно, правда - говорят, что Шах дал ей свой перстень с агатом и велел носить его все время, пока она работала над книгой.

Это фантастический роман, где идет речь о некоей планете под названием Шикаста (в которой нетрудно узнать Землю), колонизованной высокоразвитой цивилизацией гигантов, пришедшей со звезды Канопус — наиболее яркой после Сириуса и Солнца звезды, видимой в южном полушарии. Для налаживания бесперебойной связи с системой Канопуса и обеспечения Смычки вибраций Шикасты с вибрациями Канопуса раса гигантов с помощью аборигенов планеты построила множество каменных сооружений на ее поверхности. Вот перевод небольшого отрывка из этой книги (стр.24-26):

Города устраивались вблизи каменных сооружений, установленных в соответствии с нуждами плана, вдоль линий силы земли, как они проходили в то время. Эти сооружения, линии, круги и другие образования не отличались от тех, которые находят там в настоящее время, и были основой и базисом системы передачи и Смычки между Канопусом и Роандой… впоследствии бедной Шикастой.

Работа по взаимному расположению и настройке камней вначале проводилась исключительно гигантами, чьи размеры и сила позволяли ее осуществлять, но к настоящему моменту взаимопонимание между гигантами и аборигенами было таким, что аборигены хотели всячески способствовать выполнению задачи, которая, как они знали — и как воспели в своих песнях и легендах — была их связью с Богом, с Божественным.

Они не рассматривали гигантов как богов. Их развитие превзошло такое понимание. Их интеллект был намного выше, благодаря Смычке, и ненамного уступал его уровню у гигантов до момента Смычки.

Города строились вдоль линий, найденных в результате экспериментов, которые проводились в великом множестве в течение долгой подготовительной фазы, предваряющей Смычку.

Они строились из камня, и были соединены с каменными сооружениями как часть системы передачи.

Города, селения, деревни из глины, дерева, или другого растительного материала не нарушали процесс правильной передачи, и не вызывали неподходящих колебаний. Именно по этой причине во время подготовительной фазы гиганты не поощряли строительство из камня, и сами жили в жилищах из той органической субстанции, которая была под рукой и потому наиболее удобной. Как только Смычка была произведена, и каменные сооружения установлены и приведены в действие, города были перестроены с использованием камня. Одновременно аборигенов научили данному искусству — вскоре, впрочем, исчезнувшему из памяти Шикасты — так как план подразумевал, что как только аборигены разовьются до необходимого уровня, гиганты покинут планету для выполнения заданий в других местах…

Аборигенов учили науке поддержания непрерывного контакта с Канопусом, поддержания контакта с их Матерью, Кормилицей, Другом, и тем, что они называли Богом, Божественным. Если они поддерживали правильное направление камней, внося поправки по мере изменения действия сил, их усиления или ослабления, а также, если устройство городов осуществлялось в соответствии с законом Необходимости, то они могли ожидать — эти маленькие жители Роанды, которые в недалеком прошлом были не более чем обезьянами, проводившими полжизни на деревьях, и полжизни на земле, животные, в которых не было почти ничего от природы расы Канопуса — эти животные могли надеяться стать людьми, способными взять ответственность за изменение себя и мира вокруг себя, когда гиганты покинут их, а симбиоз завершен.

Города были все разными, в зависимости от особенностей местности, на которых они строились, а также в зависимости от течений и сил, проходящих через них. Они могли быть на открытых местах, или около источников, или на побережьях, или в горах, или на горных плато. Они могли находиться среди снегов и льда, или в местах очень жарких, но при этом расположение каждого было точным и совершенным, и сделано в соответствии с Необходимостью. Каждый из них был математическим символом и формой, и молодые люди обучались математике, путешествуя из города в город. Наставник брал группу учеников в путешествие, к примеру, в Квадратный Город, где ученики усваивали путем осмоса все, что необходимо было знать о свойствах квадрата.


Во время написания книги факт пребывания на Земле цивилизации, несравненно более развитой по сравнению с аборигенными культурами, казался людям чистой фантастикой, однако в наше время подтверждается все бОльшим и бОльшим количеством фактов о "цивилизации строителей мегалитов", которые, со временем, возможно, будут признаны официально и, кто знает? может быть, даже войдут в учебники...

Но это будет еще не скоро, конечно... а пока пусть просто побудет "фантастикой" :)

Желтое и красное

Это сера в чистом виде.

Это киноварь, которая применяется как сама по себе, так и в качестве сырья для производства ртути. В китайской алхимической традиции, например, чаще в качестве символа встречается именно киноварь, нежели ртуть в чистом виде, а вместо серы часто фигурирует "желтый металл". Но цвета те же - красный и желтый.

Читаем у Идриса Шаха, в книге "Суфии" глава "Секретный язык - Философский камень": "Вся алхимия как таковая, которая стала известна нам с тех времен (со времен суфия Джабира, 8 век) содержит доктрину трех элементов - соли, серы и ртути. Эти три элемента должны быть соединены в правильном соотношении, чтобы произвести Философский Камень. Многими алхимиками, можно сказать, почти всеми, подчеркивалось, что эти субстанции не те, что известны нам как соль, сера и ртуть."

Далее объясняется, что названия субстанций - не что иное как символы некоторых внутренних сил, используемых в процессе "дистилляции духа".  Сера - точнее, ее производные, как и ртуть, - вещества чрезвычайно активные, тогда как соль - пример нейтрального вещества. Активные, пассивные и нейтральные субстанции должны быть смешаны в правильной пропорции в тигле, которым является человеческое существо, с помощью особых техник и упражнений, для того, чтобы получить "философский камень" - квинтэссенцию человеческих возможностей.

Типичным образным выражением духовной сути алхимических процессов, например, является вот эта иллюстрация из немецкого алхимического манускрипта 17 века
:



Здесь для нас интерес представляют два круга наверху иллюстрации, красного и желтого цветов, обозначенные "Огонь" и "Воздух" (в некоторых версиях этого же сюжета они называются, соответственно, Душа - Анима и Дух - Спиритус)

Возвращаясь к суфийской алхимии, можно сказать, чтоо использование соответствующих цветов в качестве символов связано с концепцией латаиф, энергетических центров в тонком теле человека.

Иллюстрацией этой концепции может быть вот эта, чрезвычайно богатая символами средневековая миниатюра, помимо всего прочего, являющаяся полным изложением теории цвета в исламском искусстве:


Бахрам Гюр в Желтом Павильоне. 16 век, миниатюра, приписываемая Шайх-Заде (Музей Искусств Метрополитан, дар А.Смита-Кокрейна, 1913)

Две центральные фигуры на иллюстрации одеты в желтое и красное и олицетворяют дух (желтый цвет) и душу (рух, красный цвет). Бахрам Гюр (искатель) изображен в углу миниатюры - его под руку ведет женская фигура в желтом и красном, символ суфийских упражнений. Три женские фигуры, к которым ведут принца, возрастающие в размерах, по-видимому, символизируют латаиф и обозначены соответственно зеленым (сердце), желтым (левая сторона, интеллект) и красным (правая сторона, душа). Интересно, что латифа души находится за пределами этого мира, что символизируется оградой, за которой стоит женская фигура. Мужчина в зеленом одеянии, протягивающий сосуд с вином - скорее всего, сам Святой Георгий, Хидр - покровитель суфиев. Желтый павильон, где находятся Дух в желтом и Душа в красном, находится над уровнем земли. Пол в павильоне темно-синего цвета, олицетворяющий нафс - низшую природу человека, которая должна быть покорена с помощью упражнений и других практик.

Алхимия и магический квадрат - Часть 2

Продолжение. Начало в Части 1

Отдели землю от огня, тонкое от грубого   

осторожно и с большим искусством. Эта вещь
восходит от земли к небу и снова нисходит на
землю, воспринимая силу как высших, так и
низших областей мира.

Гермес Трисмегист “Изумрудная Скрижаль”

Прежде чем приступить к изложению второй части, хотелось бы сделать одно ключевое пояснение. Когда речь идет об алхимии как Великом Делании, мы имеем дело не с физической материей, а с духом, содержащимся в материи, который и стоит за превращением простых металлов в благородные. Как утверждает Фулканелли (здесь и далее цитаты из книги «Философские обители»): «Сами вещества друг на друга не действуют, активную роль в данном случае выполняют духи веществ. Для алхимиков духи соответствуют вполне реальным, хотя с физической точки зрения почти нематериальным тонким влияниям».

Джабир в своей Сумме совершенств магистерия (Summa perfectionis Маgisterii) пишет о воздействии духов на вещества следующее: «О сын нашего учения, если вы хотите подвергнуть тела тем или иным изменениям, сделать это можно лишь с помощью духов. Когда духи закрепляются на телах, те теряют свою форму и природу, становятся другими. При последующем разделении духи либо удаляются одни (тогда тела, на которых те фиксировались, остаются как были), либо вместе с телами».

Суть Великого Делания – выделение и сгущение духа в том, что называется эликсир или философский камень, который, несмотря на своё неоспоримое металлическое происхождение, состоит не только из металла. Фулканелли пишет: «Именно эту душу, дух, огонь, собранный, сконцентрированный, сгущённый в самой чистой, самой стойкой, самой совершенной из земных субстанций, мы называем нашим камнем. ... Поначалу наша субстанция больше земная, чем небесная. Искусство [алхимия] вкупе с естеством должны сделать её более небесной, чем земной. ... Дух, готовый высвободиться, как только получит такую возможность, не может просто взять и покинуть тело. Из чистых частиц, которые он собирает вокруг себя, дух творит себе другую одежду, более приличествующую его природе и более послушную его воле. Ею он пользуется как неким новым носителем».

Иначе говоря, философский камень – это материальный носитель, до максимума насыщенный духом огненного свойства, жизненной силой, извлеченной из минералов.

Согласно герметическому учению (названному так по имени Гермеса Трисмегиста – или Меркурия  Трижды Великого), минералы и металлы, в определенном смысле, живые. Жизненная сила или дух, в них содержащиеся, способствуют эволюции металлов из простых, низших форм, таких, как свинец, в высшие – серебро и золото. Согласно Фулканелли, «огненное начало, материальное и духовное, благодаря своему универсальному действию способно усваиваться во всех трёх царствах естества. Оно оказывает влияние как на животных и растения, так и на внутреннюю структуру минералов и металлов».

Подобно растению, которое растет, дает цветы и плоды, металл «созревает» в содержащей его горной породе под влиянием космических лучей, достигая своей кульминации в золоте – высшей и не подверженной разрушению форме, достижимой для минеральной формы жизни.  Процесс эволюции металла, конечно, очень долог и может быть приостановлен из-за неблагоприятных факторов – нарушения целостности пласта, попадания воды и т.д.

Исходя из этого положения, алхимики считают,  что можно извлечь и сгустить жизненную силу минерала до такой степени, что эта сила при воздействии на низшие металлы за считанные минуты способствует прохождению ими эволюции от простого металла к золоту.

По описаниям, сделанным Адептами герметической науки, Великое Делание – Магистерий - состоит из трех фаз: подготовка первичной материи, разложение первичной материи и получение философского камня, трансмутация металлов с его помощью. Описания первого Делания – приготовления философского Меркурия или первоматерии - самые туманные и запутанные, поскольку тайна того, какие материалы используются для этого – наиболее охраняемая из всех. Но, повторюсь, для нас не важны практические детали и рецепты, нам важно понять принцип того, как соединяются активные и пассивные элементы для создания третьего – философского Меркурия.



Эта иллюстрация – первый ключ Василия Валентина.  На ней изображены мужское и женское начала («красный мужчина и белая женщина»), исходные субстанции для приготовления первоматерии. Рядом с ними находятся Сатурн в образе старика с косой и волк, один из символов сурьмы. Алхимические «сурьма» и «свинец» (Сатурн) обозначают исходные вещества, подвергающиеся обработке; следует учитывать, что они могли совершенно не соответствовать обычным сурьме и свинцу. Также совсем не обязательно, что именно Сатурн в магическом квадрате Фламеля означает один из компонентов Делания, хотя теоретически и это не исключается. Волк прыгает над огнем – намек на то, что одно из двух веществ летучее.

Как писал о двух изначальных субстанциях Фулканелли, это «материальное выражение двух естеств, внешне схожих, но с противоположными свойствами, именно их Мастер должен избрать, приступая к работе. От их соединения с учётом некоторых тайных правил рождается двойное смешанное вещество, которое Мудрецы называли андрогином, гермафродитом или Зерцалом Искусства. Именно эта сущность, наделенная одновременно положительными и отрицательными качествами и содержащая в себе свой собственный реагент, лежит в основе Великого Делания».

«Минеральные производители Меркурия, обеспечивающие его питание, рост и жизнь вообще, должны быть выбраны очень тщательно и подвергнуты скрупулёзной обработке. Теоретически взять можно всё что угодно, однако некоторые вещества по своей природе чрезвычайно далеки от активного металлического естества и не подойдут нам либо из-за их нечистоты, либо из-за того, что их созревание застопорилось или зашло слишком далеко. К первой категории относятся горные породы, камни, металлоиды, ко второй — золото и серебро. В металлоидах необходимому нам агенту не хватает силы, поэтому они непригодны для наших целей. А вот в золоте и серебре искать его вообще бессмысленно: он был отделён от этих совершенных веществ сразу после их появления на физическом плане».

«Вместе с наиболее щедрыми герметическими авторами мы заявляем, что двух веществ достаточно для проведения Магистерия от начала до конца. ... Если признать, что существует третье вещество, то оно должно образовываться при соединении и разложении первых двух. Сколько бы вы ни старались, сколько бы экспериментов ни ставили, вы не обнаружите других исходных веществ для получения камня, кроме этих двух, которые именуются началами и из которых образуют третье, наследующее качества и свойства своих родителей».

Судя по некоторым намекам, которые Фулканелли оставил в нескольких местах, оба изначальных вещества можно извлечь из одной горной породы, которую он описывает снова и снова, используя разные образы и сравнения, но никогда не называя напрямую. «Надо признать, что этот злосчастный субъект обижен от природы, недаром его олицетворяют безобразные чудовища: дракон, змей, вампир, дьявол, тараска. Вид у него и впрямь малопривлекательный. Чёрный, в чешуйках, зачастую покрытый красными точками или рыхлым блекло-жёлтым слоем, с сильным тошнотворным запахом, который Философы называют токсичным и ядовитым, он пачкает руки и вообще как бы совмещает в себе всё самое омерзительное. Однако этот презираемый невеждами изначальный субъект Мудрецовединственный источник небесной воды, наш первый Меркурий и великий алкагест. Он — верный слуга и соль земли».

«Погляди внимательно на двух драконов, — пишет Фламель, — это истинные начала Философии, которых Мудрецы не отваживались показать даже своим собственным детям. Внизу, без крыльев, твёрдое вещество, самец, вверху летучее вещество, чёрная и сокрытая самка, которая на несколько месяцев возьмёт верх. Первый — Сера, или, точнее, теплота и сухость, вторая — Ртуть, или холод и сырость».

Из двух этих грубых компонентов путем сублимации получают очищенные активный и пассивный элементы.

«Осторожно извлеките соль металлов, не разрушая её, — пишет другой Мастер Делания - Космополит, — и эта соль даст белый и красный камень. Весь секрет тут заключается в соли, из которой получают наш совершенный эликсир». Под «солью» Космополит также подразумевает дух, живой элемент вещества (помните, как говорил Иисус, «вы – соль земли»).

Вот что пишет Фулканелли о получении активного, мужского компонента первого Делания: «Сначала надо обратить вещество в пепел, прокалить, сжечь все гетерогенные неогнестойкие компоненты, так чтобы осталась лишь несгораемая чистая главная соль, с которой пламя не в состоянии совладать. Мудрецы дали ей имя Серы, первичного агента или философского золота».

Серой ее назвали из-за положительного заряда, который данная субстанция привносит в уравнение. На магическом квадрате Фламеля этот очищенный мужской компонент первого Делания обозначен знаком Марса. Ему соответствует в квадрате чисел цифра 7 или (+2). Я предполагаю - хотя мне не удалось это нигде подтвердить напрямую - что 7 производится путем сублимации, сгущения из 6. Числу 6 в магическом квадрате соответствует знак, похожий на знак Марса, только с крестом наверху. У числа 6 заряд равен (+1). У числа 7 заряд больше – уже (+2).

Что же пишется по поводу другого компонента первого Делания – женского, пассивного?

«Сурьма Мудрецов, исходный материал, извлечённый непосредственно из рудника, «не есть, собственно, минерал, а тем более металл, учит Филалет; но, не относясь ни к минералам, ни к металлам, она, тем не менее, занимает среднее положение между ними. Сурьма Мудрецов — вещество летучее, но не дух, поскольку она, как и металл, сжижается на огне. Она — хаос, из которого рождаются все металлы», металлический и минеральный цветок, первая роза, на самом деле чёрная, которая пребывает в нашем дольнем мире как частица стихийного хаоса. Из этого цветка цветков мы перво-наперво извлекаем наш иней — дух, который носился над водами, и белое облачение ангелов... Это она, соединившись с философским золотом, становится металлической планетой Меркурием.... Именно сурьма Мудрецов, а не обыкновенная сурьма, есть корень, субъект или ось Великого Делания».

В квадрате Фламеля этот компонент обозначен знаком Венеры, которой соответствует число 3 (-2). Теперь самое время вспомнить горизонтальную ось магического квадрата

7                         5                         3

или

+2                      0                        -2

или

Марс             Меркурий           Венера

При соединении двух очищенных компонентов – мужского и женского, духов Марса и Венеры, получается такое уравнение:

-2 + 2 = 0

И тот, и другой элементы должны исчезнуть, трансформироваться в третий.

Как мы уже выяснили выше, 0 (или 5), центр магического квадрата, соответствует Меркурию – искомой первоматерии. Рождение Меркурия в результате смерти двух противостоящих сил изображено на втором ключе Василия Валентина:




На этой иллюстрации изображен Гермес или Меркурий с двумя кадуцеями в руках. Над головой у рожденного Меркурия – его астрологический знак. Слева и справа от него – Солнце и Луна, которые он содержит в себе. Они пока внизу – значит, скрытые, непроявленные. Двое сражающихся рыцарей означают два противоборствующих начала, в результате смерти которых рождается Меркурий. Ожесточенная схватка – намек на бурные химические реакции, ведущие к появлению философского Меркурия. Кадуцеи в руках Меркурия с двумя змеями означают соединение двух начал (змей или драконов) для порождения третьего. Двойные крылья – за спиной Меркурия и у его ног - означают двойной Меркурий или Ребис, сочетающий в себе как материальную, так и духовную природу, в отличие от обычного меркурия - ртути.

Фулканелли пишет: «Это вещество ... не что иное, как меркурий Философов, обладающий двойной природой и двойными свойствами, частью — твёрдый и материальный, частью — летучий и духовный; его одного достаточно, чтобы начать, завершить наш труд и приумножить его результаты. Это единственная необходимая нам материя, и нет нужды искать другую. Надо знать, дабы не блуждать в потёмках, что герметические авторы именно с Меркурия и её получения обычно начинают свои трактаты. Меркурий — золотая жила и корень золота, между тем сама ртуть как металл совершенно не нужна и не пригодна для нашего случая».

«Филалет справедливо утверждает, что наш меркурий едва ли минерал, но ещё меньше металл, так как содержит в себе лишь дух или семя металла, материальная же его основа напрочь лишена свойств минерала. Это, однако, ... соль металла (так как любой камень — соль) и соль нашего камня, так как камень Философов, то есть Меркурий, о котором здесь идёт речь, есть субъект философского камня».

«Лиможон де Сен-Дидье высказывает основополагающую мысль, когда утверждает, что «камень Философов рождается от разложения двух веществ». Добавим, что философский камень — или наш Меркурий, собственно его материя — возникает в результате борьбы, умерщвления и разложения двух противоположных начал. Мы видим, что основные операции нашего искусства заключаются в порождении двумя началами третьего, и что это порождение зависит от предварительного распада обоих агентов».

Итак, исчезли и +2 и -2, взаимно уничтожившись в 0. Что же происходит дальше?

Дальше происходит смерть самого Меркурия в результате длительного процесса разложения или путрефакции первичной материи. В ключах Василия Валентина эта стадия изображена иллюстрацией со скелетом и свечой – символом медленного огня, использующегося при разложении. Сухое дерево на заднем плане – тоже символ смерти первоматерии.



Фулканелли так пишет об этой стадии: «Да и сама философская ртуть, единственная субстанция Магистерия, ничего не породит, если не умрёт, не подвергнется ферментации и путрефакции в конце первой стадии Делания».

«Философский ребис, в состав которого входит семя, надо разложить, чтобы породить новое вещество сходной природы, но способное самопроизвольно прирастать в весе, объёме и силе. Заключённый в нём животворный, бессмертный, всегда готовый проявлять своё действие дух ждёт только распада вещества, его расчленения, чтобы приступить к очистке, а затем к восстановлению преображённой огнём субстанции».

О путрефакции, стадиях разложения первоматерии и появляющихся при этом цветах уже было достаточно подробно написано ранее вот здесь, поэтому останавливаться на этом я не буду, однако стоит еще раз подчеркнуть один очень важный момент.

Переход философского Меркурия – первоматерии – в философский камень должен происходить в определенной точке сочетания космической и земной октав, когда «небесный огонь» становится доступным Земле. Астрологически этот момент соответствует прохождению Солнца через созвездие Овна.

Вот что пишет про этот огонь Фулканелли: «Этот духовный огонь, приявший форму и воплотившийся в соль, и есть скрытая Сера, скрытая, потому что в ходе процесса никогда не являет себя видимой взору. ...

Филалет утверждает, что в скрытом состоянии этот огонь содержится в чреве Агнца или Овна (Aries), созвездия, которое Солнце пересекает в апреле. Добавим для пущей ясности, что на щите у Овна, «таящего в себе магическую сталь», образ герметической печати, светило с шестью лучами. Следовательно, именно в этом всем известном отчасти полезном веществе мы отыскиваем таинственный солнечный огонь, летучую соль и духовную серу, другими словами, проникающий во тьму вещей небесный огонь, без которого ничего нельзя сделать и который ничем нельзя заменить».

Процесс трансформации философского Меркурия можно видеть на одном из ключей Василия Валентина:



Здесь изображены король в красном и королева в белом, чьи руки соединяет епископ. Следует отметить, что король и королева пока не разделены, они составляют одно целое. Солнце и Луна справа и слева от фигур указывают на то, какие начала они представляют. Радуга символизирует сменяющие друг друга цвета, видимые в процессе воздействия огня, а печь с горящим огнем указывает на «небесный огонь» - необходимый компонент этой стадии.

После разложения процесс под действием стихийного огня идет одним из двух путей – малым или большим Магистерием, получением белого и красного эликсиров. Белый эликсир превращает простые металлы в серебро, а красный – в золото. Иногда эти два пути символически изображаются двумя розами соответствующих цветов.

Про красный эликсир Фулканелли пишет: «Термин философский камень на сакральном языке означает камень со знаком солнца. Этому солнечному знаку свойствен различный по яркости красный цвет, как говорит об этом Василий Валентин: «Цвет его от алого с малиновым оттенком до рубинового с гранатовым оттенком; веса же в нём больше, чем количества».

В диаграмме Фламеля белый и красный эликсиры обозначены знаками, находящимися на позиции 1 и 9 (или -4 и +4) магического квадрата.

При получении философского Меркурия математически мы вышли на 0. Теперь путем разделения, или выделения из нуля двух его составляющих (-4) и (+4) мы получаем духи Луны и Солнца, которые, воздействуя на материю, превращают их в металлические серебро и золото, и, таким образом, являются белым и красным эликсирами.  Чтобы легче понять как произошло это разделение, нужно вспомнить вертикальную ось магического квадрата

9

5

1

или, иначе говоря,

+4

0

-4


Уравнение выглядит так:

0 = -4 +4

Или - разложением Меркурия получаем Луну и Солнце.

На мой взгляд, именно эту идею Василий Валентин зашифровал в девятом ключе:



Мужчина символизирует красный эликсир и Солнце (на это указывает Феникс на его голове), женщина – Луну и белый эликсир (заяц на ее голове - символ богини Дианы или Луны). Ворон, сидящий над ними – символ разложения первоматерии - указывает на процесс, которым эти два духа светил должны быть разделены. Головы мужчины и женщины направлены в разные стороны, намек на противоположные позиции, в которых Солнце и Луна находятся по отношению к Меркурию в магическом квадрате.

Соединенные, мужчина и женщина расположены над кругом с тремя змеями и тремя сердцами, означающими первоматерию в неразложенном виде, объединяющей и Меркурий, и Луну, и Солнце.

Весь процесс Великого Делания, от начала до конца, математически можно записать так:

-2 + 2 = 0 = -4 + 4

или – «Марс и Венера, соединяясь, образуют Меркурий, который, под воздействием небесного огня, разделяется на Луну и Солнце».

Я не знаю, и, скорее всего, никогда не узнаю, как же действительно получали свой эликсир Великие Адепты, какие материалы, инструменты и приемы они использовали. Но это неважно. Зато можно попробовать - хотя бы попытаться - узнать, что представляют из себя Марс, Венера, Луна и Солнце внутри нас, потому что истинная цель Великого Делания – сделать возможным внутреннее преобразование.

И вообще, как сказал Хафиз:

Человеком разумным будет назван лишь тот,
Кто беспомощность золота быстро поймет.

О значении путешествий по святым местам - Омар Али-Шах

Перевод из книги Омара Али-Шаха "Суфийская Традиция на Западе"



Глава ХХII. Некоторые функции путешествий

Одной из функций Традиции является установление, поддержание и углубление контактов между людьми, местами и объектами. Она осуществляется, в частности, через организацию путешествий – подобных тем, что мы совершали в Турции и в других местах.

Здесь вступают в действие множество факторов. Поскольку во время подобных поездок люди из разных групп и разных частей мира собираются вместе, происходит углубление связей, и они становятся менее анонимными. Контакт с Педро из Чили или Франсуа из Франции становится более персонифицированным, когда вы лично видите и узнаете человека. Тогда становится легче понять, почему разные группы функционируют, прогрессируют или колеблются в нерешительности тем или иным образом.   

Если кто-то живет, скажем, в Аргентине, Бразилии, США, Франции, Германии или Испании, теоретически возможно представить, что каждая группа функционирует одинаково – собираясь в одно и то же время, по тем же датам, с теми же самыми целями и намерениями – что каждый, таким образом, функционирует вместе со всеми одинаковым образом. В теории это может быть и так, но нужно учитывать географические, геодезические, прагматические и различные другие факторы, которые влияют на деятельность каждой отдельной группы. [....]

Собрание разных людей и групп в караван или нечто подобное выполняет несколько функций. Одна из них в том, что время от времени мне необходимо поехать в место вроде Стамбула или Коньи, чтобы проверить различные вещи. Другие – в том, чтобы люди, путешествующие вместе, не только могли пройти через приятные, неприятные или нейтральные испытания, или лишения во время таких поездок, но и чтобы они могли посмотреть на свое собственное поведение, отраженное в других, а другие могли посмотреть на свое отражение в них. [....]

Вы ведь не сравниваете себя с человеком с улицы, потому что у тех иные принципы и правила. [....] Если принципы и правила одинаковы, нет препятствий не только для обмена мнениями и простого общения, но и обмена энергией, возникающей во время таких встреч и совместного посещения различных мест, в конкретной форме.

Места, которые вы посещали в прошлом и, как можно предположить, снова посетите в будущем – это места Традиции, возведенные на месте чего-либо, либо перестроенные, или построенные с нуля, по определенному дизайну или в соответствии с некими указаниями о значимости или позиции данного места по отношению к другим местам.

В этом нет ничего сверхъестественного. Напротив, данный тип строительства является высоконаучным. Такие места строились с вполне определенным намерением, с учетом магнитных и других потоков, возникающих при сочетании некоторых типов материалов. При этом возникает поток энергии, увеличивающий ценность данного места, придающий ему особую атмосферу.

Хотя такие места функционируют и в отсутствие людей, посещения их людьми, специально собравшимися для такого посещения, являются катализатором для усиления функции данных мест во время, когда их посещают.

Люди нередко используют такие выражения, как «магические свойства», в отношении разных мест. Магия – не мой бизнес. Мой бизнес – полезность и факты. Когда что-то называют «магическим», это означает, что оно вне контроля природных сил и не является чем-то естественным, чем-то, на что может повлиять человек. Тогда данное явление автоматически переходит в разряд суеверий.

Присутствие определенного количества людей в месте, построенном на конкретном участке земли в соответствии с указанным планом, действительно придает иное измерение воздействию места, и я думаю, люди это признают. Это ценное свойство, поскольку многие проблемы, беспокойства и эмоциональные расстройства, от которых люди страдают, исчезают после посещения данных мест.

Это, конечно, не рецепт от всего и вся, и воздействие не ограничивается местами, принадлежащими Традиции. Любое место с позитивной природой, положительно заряженное устоявшейся, данной в откровении религией, либо связанное с хорошей и работающей философией, освободит человека от большого количества негатива, циркулирующего в его существе.

Каждый знает о чудесных исцелениях, связанных с различными местами, которые необъяснимы с точки зрения обычной медицины, физики или анатомии.  Хотя такие случаи необычны, они вполне объяснимы, и не как какое-то магическое или сверхъестественное явление, а вот каким образом.  Человек - находится ли он под физическим или умственным влиянием внешних факторов, или своих собственных внутренних проблем, замешательства и трудностей – получит несомненную пользу от посещения подобных мест, так как будет находиться в зоне действия сил мощного положительного заряда, и степень этого заряда намного, намного превышает степень, необходимую для сведения к нулю негативности, которую человек несет в себе в результате физических, умственных и эмоциональных проблем.

Такие явления не являются сверхъестественными: они вполне естественны в том смысле, что происходят в результате определенных факторов, действующих совместно, и когда люди, посещающие данное место, действуют в качестве катализатора в общей формуле.

Место такого рода намеренно активизируется, работает, наполнено энергией, и у него есть целый ряд выраженных и проявленных характеристик: в тот момент, когда люди Традиции входят в него, реакция места усиливается, и количество передаваемой положительной энергии таким образом также увеличивается.

Поэтому мы всегда говорим, что те, кто посещают подобные места, посещают их от имени всех в своей группе, поскольку посещающие как привносят что-то в энергию места, так и увозят часть ее с собой, что означает пользу для всей группы.

Человек из какой-либо группы, таким образом, не просто представляет группу физически, но он или она фактически служат катализатором от своей группы. Эти люди получают доступ к энергии, дремлющей в данном месте, которая становится активной, когда место посещают. Еще раз хочу подчеркнуть, что данный феномен не ограничивается местами, используемыми или построенными Традицией. Он существует во множестве других мест и может быть результатом других, таких же древних философий, которые осознавали значимость некоторых мест, и которые строили, к примеру, монастыри, замки, мечети, аббатства, синагоги или что-то иное на данных местах, получая, таким образом, пользу от положительной ауры, в них присутствующей.

Мы называем такие места «горячими точками» («hotspots»). Они полны энергии и передают ее – не каким-то сверхъестественным, фантастическим способом, а через людей, посещающих их.

В средние века существовали известные всем пути пилигримов к Компостелле и другим местам. Люди проходили четко намеченными маршрутами, по дороге они посещали определенные аббатства, места и развалины и смотрели некоторые реликвии. Они также устанавливали контакты и связи с другими людьми, поскольку Традиция действует благодаря людям и через них. В отсутствие людей это просто энергия, функция и философия, но когда люди путешествуют, общаются между собой и с посещаемыми местами, они добавляют дополнительный элемент в уравнение, который заставляет энергию течь.

Можно сказать, что и мечеть Султана Ахмеда, и собор Нотр-Дам де Пари являются зданиями. Но даже если и то, и другое – места религиозного поклонения, какова связь между ними? Оба эти места были созданы с определенной функцией, и этой функцией их наделили как архитекторы, так и сами здания, так что люди, которые посещают вначале одно из них, затем другое - в любом порядке – осуществляют между ними связь. Это реальный, физический человеческий контакт.

Тот факт, что оба места находятся на поверхности Земли, конечно, создает между ними определенную связь, но иного рода контакт устанавливается между ними поколениями путешественников, пилигримами, следующими паломническими маршрутами – проходят ли они из Европы и Иерусалим, внутри самой Европы или по Ближнему Востоку и Средней Азии. Если следовать старыми маршрутами пилигримов, можно увидеть в них некую диаграмму.

Если отметить на карте определенные точки, и наложить на них эту диаграмму, можно обнаружить, что диаграмма полностью совпадет с отмеченными точками. Здесь не может быть нестыковок, поскольку уравнение должно быть завершенным: х + y = известный результат. Если значение х известно, и значение у также известно, также и конечный результат = z также должен быть известен.

То же самое можно сказать о связи между пилигримскими маршрутами, проходили ли они от Иерусалима к Храму Гроба Господня или от Нотр-Дам де Пари до Шартрского собора. Все эти маршруты представляют из себя диаграммы и являются полностью слаженными и идеально замкнутыми, в смысле, что энергия поддерживается внутри каждого данного пространства.

Элемент, который позволяет работать обмену – это человеческий контакт, человеческий фактор.

Поэтому, начиная со средних веков, возникла идея о прохождении пилигримских маршрутов через определенные точки, и любому, кто изучает подобные вещи, нахождение связи между этими точками не представляется удивительным – независимо от того, идет ли речь о путешествиях с Запада на Восток или с Востока на Запад – они все соединены в слаженную картину контактов.

Помимо развлечений и удовольствий, которые человек испытывает во время такого рода путешествий, эти поездки действительно являются полезной частью учения, гармонично связанной с другими частями. Поездки поддерживают и усиливают контакт между разными группами, а также позволяют людям посмотреть на себя с иной точки зрения, что весьма ценно и, возможно, замечается менее, чем следовало бы.

Если вы видите, как кто-то ведет себя или говорит в манере, вызывающей вопросы, это может быть подобно тому, чтобы держать зеркало перед самим собой.           

СУФИЙ: Городская сказка. Часть 4.

Утром в день побега, собираясь из дома, Любочка надела свое старое платье, оставшееся еще со школьного выпускного вечера, и школьные же туфли. Из вещей девушка взяла с собой только маленькую икону Божьей матери, подаренную Всеволодом Ивановичем. Ни одной вещи бывшего хозяина и ни копейки денег, как и сказал ее любимый, не было взято. Выходя из дома и посмотрев на себя в зеркало, Любочка увидела красивую молодую девушку в скромном белом платье и с волнением во взгляде. "Я похожа на невесту", - подумала Любочка и покраснела, хотя мысль эта была ей очень приятна.   
 
        Она попросила шофера повезти ее в центр города, на ту центральную улицу, рядом с которой находился магазин икон. Шофер уже получил инструкции от Аскольда Ивановича ни в коем случае не подпускать Любочку к тому месту, даже если для этого придется применить последнее средство, оставленное на совсем крайний случай. Шоферу был дан крошечный шприц с сильным снотворным, которое, будь оно введено Любочке, погрузило бы ее в глубокий сон на несколько дней. Девушка не знала об этом, однако любимый наказал ей быть осторожной со всей прислугой, кроме Надежды; поэтому она была начеку.

        Выйдя из машины рядом с обувным магазином, недалеко от которого, за углом, находилась желанная цель, Любочка зашла в магазин - якобы посмотреть новую коллекцию обуви - и сделала вид, что рассматривает товар, при этом украдкой наблюдая за шофером. Тот стоял рядом с дверью магазина, выглядывая Любочку, и по его напряженной шее девушка поняла, что он готов к самым решительным действиям. Любочке нужно было буквально несколько секунд времени, во время которых она могла бы выскочить из магазина, завернуть за угол и пробежать несколько шагов до знакомой двери.

            Девушка попросила у продавца, который хорошо знал и ее, и у кого она живет (и потому был сама услужливость), сотовый телефон и набрала номер Аскольда Ивановича, известный только ей. Она знала, что хозяин обязательно возьмет трубку. Услышав в трубке удивленное "Я слушаю", Любочка быстро проговорила: "Аскольд, тут мой шофер тебе что-то хочет сказать, подожди секунду…" и тут же, подойдя к шоферу, тихо произнесла: "Возьми, хозяин что-то хочет тебе сказать..."

        Пока недоуменный шофер пытался выяснить у такого же недоуменного хозяина, что все это значит, Любочка подхватилась и быстрее молнии исчезла за углом. Шофер, сообразив, что его провели, с руганью бросился за беглянкой, на ходу вытаскивая из кармана крайнюю меру воздействия; но, подбегая к крыльцу магазина, вдруг споткнулся о неизвестно откуда взявшийся ящик с виноградом.

Ящик перевернулся в воздухе, и неудавшийся преследователь со всего размаху упал прямо в янтарные гроздья, проехав еще полметра по тротуару в сладкой спелой мякоти. Вскочив на ноги и убедившись в своей целости и сохранности, шофер побежал к двери, за которой исчезла Любочка, и где теперь висела надпись "Закрыто". Дверь действительно была заперта и, заглянув в окна, шофер увидел только пустое темное помещение. Беглянки там уже не было....

        "И откуда только взялся это проклятый виноград?" - думал шофер. Он готов был поклясться, что когда бежал, никакого ящика на пути не было. "Чертовщина какая-то..." Однако с падением в виноград в его голове произошло отрезвление. Преследователю стало не по себе от того, что он только что чуть было не сделал с бедной девушкой, которая всегда к нему хорошо относилась - чаевые давала, про мать его больную спрашивала. "А ведь я нормальный парень был, в ВДВ служил... Вот до чего хозяин меня довел... А, черт с ним совсем, не поеду я туда больше... А ключи от машины отправлю ему по почте. Вернусь в деревню, к матери", - думал парень, отряхивая прилипшие раздавленные ягоды и направляясь в сторону вокзала.    

        Но вернемся к нашей беглянке. Пока ее преследователь летел в виноградную кучу, Любочка быстро заскочила в открытую дверь и вместе с ожидавшим ее Всеволодом Ивановичем перешла к черному входу, который выходил в тихий внутренний дворик. Поднявшись по лестнице на второй этаж, молодые люди оказались в небольшой светлой квартире Всеволода Ивановича. Там Любочка подбежала к окошку и не могла сдержать смеха, наблюдая, как ее преследователь недоуменно смотрит на ящик и отряхивается от янтарной жижи, а затем уныло бредет в сторону, противоположную той, где оставил машину. Разбитый шприц со снотворным так и остался валяться на дороге.

        - С ним все будет в порядке, - сказал Всеволод Иванович, - не волнуйся, Любушка.

        - Это хорошо... А с нами? - тихо спросила Любочка.

        - А с нами, любимая, уже все хорошо. Потому что ты решилась и пришла ко мне. Ты моя невеста. Никто нас не сможет больше и пальцем тронуть.

        - И как же я могла не придти, если только и думала все это время о тебе... Я жизнь свою без тебя теперь не мыслю.

- И я не мыслю жизни своей без тебя. Потому и хочу спросить тебя перед Богом: готова ли ты принять и разделить все, что Создатель поручит сделать нам в этом мире? Готова ли ты, Любушка, стать моей супругой?

- Я готова, любимый, и пойду за тобой куда угодно, хоть на север, в скит.

- Любушка, туда тебе не нужно ехать. Условия там суровые, и живут в скиту люди не от мира сего, потому что у них своя задача от Бога. Они сохраняют в чистоте силу Создателя, чтобы нужный запас ее всегда был на земле, в любые времена. Ни минуты жизни они не проводят для своей самости. Моя же задача от Бога - эту чистую силу Создателя передавать сюда, в мир - сколько необходимо и тому, кто может ее с наибольшей пользой употребить. Для этого часть моего земного времени я провожу здесь, в городе. И это тоже по Божьему плану. Но писать иконы я здесь не могу, поэтому должен иногда на север возвращаться. А тебя Бог направил сюда, в этот мир, поэтому ты должна быть здесь. Потому что, Любушка, без чистых сердцем и без настоящей любви этот мир давно бы уже не существовал.

- Как же я смогу хоть день прожить без тебя, любимый? Сейчас, когда я тебя вижу, и на минуту отпустить тебя грустно. Это же не жизнь для меня будет, а одно страдание.

- Любушка, я раб твой верный навечно и жизнь за тебя готов отдать. Но, прежде всего, я Божий раб, и Господу моему служить обязан. Я буду здесь бывать так часто, как смогу. И ты во мне всегда будешь неотступно. Помнишь, когда я в сердце своем с тобой разговаривал, нам и слова были не нужны. Ближе, чем связь двух сердец, ничего не может быть на свете. Ни время, ни расстояния для этой связи ничего не значат. Ты уже поняла, Любочка, что нам предстоит сына родить. Душа его уже рядом стоит. А расти он должен здесь, в мире, потому что ему предстоит важная работа в этом городе. И Надежда с Верой призваны нам в его воспитании помочь.
   
- Да, любимый, я согласна. Перед Богом я говорю: ты мой муж возлюбленный, и все делить я с тобой готова.

- Перед Богом я говорю: ты моя возлюбленная жена, и я любить тебя и служить тебе обещаю до последнего вздоха.

        Они говорили и не могли наговориться; глядели друг на друга и не могли наглядеться, позабыв про время. На город опустились синие сумерки, и взошедшая яркая луна осветила в темноте двух влюбленных. Потом небо совсем потемнело, и заглянувшие в комнату звезды увидели только одно упоенное единством существо... и когда взошло солнце, их стало уже трое...  
     
            Утром, когда Любочка проснулась и обняла своего мужа, она подумала, что совершенно счастлива... Однако было что-то совсем незначительное, мелькавшее на задворках сознания и омрачавшее ощущение полноты счастья. Заметив тень на лице Любочки, ее любимый сказал:

- Кажется, я знаю, Любушка, чем сомнению твоему помочь. Ты тревожишься, как бы Аскольд нам чего не сделал. Напрасно беспокоишься, любовь моя. А чтобы ты навсегда в этом убедилась и не боялась больше, сделай вот что - сходи к нему сама и скажи-ка ему последнее прости-прощай.

        Хотя Любочка по-прежнему немного побаивалась, она полностью доверяла словам мужа, поэтому, собравшись, тут же отправилась в офис к Аскольду Ивановичу. Тот принял ее незамедлительно. Войдя в роскошный кабинет своего бывшего покровителя, по размеру больше напоминающий конференц-зал, Любочка едва могла скрыть свое замешательство: Аскольд Иванович мало походил на того импозантного, уверенного в себе мужчину, которого она привыкла видеть. Перед ней сидел сгорбленный старик с потухшим взглядом и ставшей вдруг заметной густой сетью морщин под глазами. Никакие омолаживающие ухищрения принадлежавших Аскольду Ивановичу салонов красоты не могли скрыть признаков надвигающегося распада.

        Когда сидящий за столом старик увидел Любочку, взгляд его стал еще более затравленным. Девушка хотела сказать своему бывшему покровителю, что ей жаль его - даже несмотря на то, что он хотел сотворить с ней - но что она больше никогда не вернется в прежний дом, потому что встретила свою настоящую любовь. Однако Аскольд Иванович не стал слушать ее, а отвернулся и махнул рукой, сказав, что он ею больше не интересуется, и она вольна идти на все четыре стороны.

        Могла ли уходящая Любочка знать, что старый ее покровитель еще с порога понял, что Любочка была не просто ему теперь бесполезна, но хуже того, усиливала его и без того непомерный страх? Аскольд Иванович понял, что Любочка носит под сердцем дитя ТОГО человека, потому что когда-то принадлежавшая ему молодая женщина ИСЧЕЗАЛА прямо у него на глазах... навсегда покидая его мир.      

С легким сердцем Любочка пришла домой и поведала свою историю улыбающемуся мужу.

- Ну что, Любушка, теперь поверила ты, какую силу в себе носишь?

Любочка кивнула.

- Скажи, любимый, ведь силе этой ничего не стоит совладать с его властью в этом городе? Как же он держит все в своих руках и стольких людей себе подчиняет?

- С этим, Любушка, ничего пока нельзя поделать, потому что сила моя не может душу лишить свободы выбора, которую сам Господь ей даровал. Ведь многие люди в этом городе, свободу имея, по своей воле выбрали такую жизнь и такого хозяина. Выбрали по склонности своей, потому что несвободны сами от семени падшего ангела... сильны в них жадность, самость и невежество. Господь наш не зря сказал: "Богу Богово, а кесарю - кесарево". Аскольд живет, потому что существуют те, кто служить ему готовы. Много воды утечет, прежде чем души эти через испытания пройдут, и к нам дорогу искать станут. Человек - он ведь не черт и не ангел. Ангелы видят Бога воочию и только Его волю выполнять могут, а черт - только замыслы лукавого. У них выбора нет. Человек же выбор имеет и может к свету стремиться или к злу. Поэтому если мужчина или женщина, в невежестве родясь и Бога воочию не видя, все же выбирает к свету путь, ему и ангелы небесные в ноги поклонятся. Вот и тебе, Любочка, я сказал, что ты должна сама выбор сделать, своей волей придти ко мне. В миг, когда ты решилась окончательно, бывший хозяин твой над тобой не властен стал.  

- Но разве не должны ангелы и святые люди помочь простому человеку дорогу к свету найти?

- Это правда, любовь моя, и это то, к чему я и братья мои призваны. У каждого из нас задача своя есть. Одни братья мои силу Божью на землю призывают и только им известными способами сохраняют в чистоте, чтобы запас ее всегда был на земле - про них я говорил тебе уже. Другие братья силу эту в мир несут и распределяют наилучшим для всего человечества образом в нужное время. Есть братья, которые словами учат, книги пишут. Есть такие братья, которые путь освещают, и каждому человеку, хотя бы раз в жизни, шанс дают - как руку помощи. Вот, к примеру, те буквы, что ты увидела в тот день, что пришла ко мне. Это один из братьев моих тебя вел. И Надежду, и Веру он ко мне привел, каждую лучшим для них способом. Всем людям знаки такие даются, только не все их замечают, а те лишь, что готовы уже к свету идти.

- А кто же они, братья твои, и где они живут? Там, на севере?

- И на севере, и во всех других частях света, там, где в них есть нужда. Я в христианской вере воспитан, но в любом народе и в любой вере братья мои есть - Господин же у всех у нас один. Узнать братьев моих мне легко - потому что известен нам единый язык - язык сердца, вот и без слов мы друг друга понимаем. И ты, Любушка, этот язык теперь тоже знаешь.  
   

********


        На следующий день пришли Надежда и Вера Павловна с маленькими чемоданами вещей, оставшихся от их прежней жизни до службы у Аскольда Ивановича. Женщины принесли новость, быстро облетевшую весь город - Аскольд Иванович решил навсегда уехать за границу, распродав свои активы и закрыв все увеселительные и просветительские учреждения, которые он содержал за свой счет "на благо горожан". Говорили также, что в числе прочей свиты старый магнат увез с собой совсем юную девушку, вчерашнюю школьницу, которой он пообещал карьеру звезды. Эта новость молодоженов совсем не удивила.

            Надежда приняла Всеволода Ивановича безоговорочно как главу их новой семьи и без лишних слов принялась готовить для всех и наводить уют в квартире. Веру Павловну художник попросил помогать в магазине у своего друга, и обещал, что научит ее разбираться в иконах и других вещах, которые его братство изготавливало и распространяло в мире. Оказалось, что только часть икон друг Всеволода Ивановича продавал покупателям, заходившим в магазин, хотя его работы всегда пользовались спросом, и люди готовы были платить за них любую цену.

            Основную же часть икон и других изделий братьев-монахов сам художник дарил тем, кому сам считал нужным или просто оставлял в совершенно неожиданных местах - например, в метро. Также Вера Павловна как-то увидела, как художник бросил в воду городской реки вырезанный из камня необычной формы крест, а в другой раз - закопал прихотливо ограненный кристалл на холме, где находились развалины старинного храма. На удивленный вопрос Веры Павловны Всеволод Иванович сказал, что он "видит" в каком месте города сила эта особая нужна, а также знает, каким образом ее лучше всего распространить. "В некоторых случаях вода - лучший способ, в некоторых - живые потоки, людские, а в иных случаях - земные токи, которые люди с давних времен знали и использовали, только вот сейчас позабыли совсем".

        В положенный срок у Любочки родился прекрасный мальчик, которого назвали Всеславом. У младенца было материнское округлое лицо и отцовские глубокие голубые глаза, точно как на маленькой иконке. Надежда стала преданной нянькой маленького Всеслава, и вместе с Любочкой растила его до трех лет, как собственного внука.

Две женщины наилучшим образом сочетались в воспитании необычного младенца. Надежда питала его земной пищей, лучше которой было не сыскать, а Любочка - необычайной силой своего сердца, без которой ни один ребенок не сможет прожить, как растение без света. Когда Всеславу исполнилось три года, Вера Павловна стала обучать мальчика всему, что знала сама и чему ее научил Всеволод Иванович, с величайшим терпением и заботой.

            Нужно ли говорить, что все три женщины горячо любили Всеслава и называли его - наш Ангел. Мальчик действительно рос необычайный - он понимал людей и животных без слов, мог мысленно перенестись в любую часть света и рассказать, что там происходит, поразительно быстро учился любым знаниям и умениям и мог прикосновением руки исцелить любую болезнь. Но самое главное - даже само его присутствие преображало все вокруг.

Надежда, которая не отпускала своего названного внука от себя ни на шаг, помолодела на десять лет и выглядела так, как никогда раньше. Любочка, благодаря тому, что стала матерью чудесного мальчика, стала еще краше и очаровательнее. Вера Павловна тоже приобрела женственность и мягкость характера, которых ей всегда не хватало, и вышла замуж за друга Всеволода Ивановича - владельца магазина икон. Ни Надеждина дыня, ни Верина книга уже были не нужны - они выполнили свою роль. Присутствие Ангела и участие всех трех женщин в его воспитании отменили необходимость в любых волшебных предметах.

            Всеслав был гордостью своего отца, который в нем души не чаял и находился с ним в постоянном внутреннем общении. Расстояния для Всеслава ничего не значили, и он мог видеть отца своего и говорить с ним в любой момент, когда хотел.

Так и жили Любочка, Всеволод Иванович, Надежда и Вера Павловна, душа в душу, растя и воспитывая их общего любимца в столичном городе, свободном от сбежавшего тирана.


********

        Как-то воскресным утром, в самом начале весны, когда Всеславу исполнилось семь лет, по просьбе Всеволода Ивановича Надежда повела мальчика в Музей традиционных искусств. Выйдя из музея и проходя мимо кованой ограды с уже знакомыми нам арабесками, Всеслав вдруг остановился и, выпустив Надеждину руку, побежал в обратную сторону, как будто увидел там что-то чрезвычайно интересное. Обернувшись и не заметив ничего достойного внимания, кроме старого ящика из-под винограда, Надежда позвала мальчика:

- Славушка, ну что ты там! Пойдем скорее домой, там обед ждет...

Всеслав, не слыша Надежды, что-то в восторге рассматривал или слушал. Наконец, потеряв терпение и, подойдя поближе, женщина увидела в руках мальчика небольшую флейту, сделанную из речного тростника.

- Откуда это у тебя? - удивилась она.

- Дедушка дал.

- Какой дедушка? - Надежда оглянулась вокруг, однако никого не увидела.

- Он сидел здесь и играл на дудочке, а я его слушал. Потом он улыбнулся и дал дудочку мне.

            Всеслав приложил "дудочку" к губам, и неожиданно, к невообразимому удивлению Надежды, флейта заиграла тонкую, прихотливую мелодию, как будто вырисовывающую затейливый рисунок, похожий на арабески... Звук этой нежной песни обнимал счастливого маленького мальчика и, расширяясь по правильной спирали, уносился воздушными потоками во все концы просыпающегося города, уставшего от долгой зимы и уже готового к встрече долгожданной, пронизанной солнцем весны...